Главный пульмонолог Минздрава «измерил» в баллончиках риск коронавируса у астматиков


0
Categories : Здоровье

Для непосвященных вряд ли будет понятной эта «адская» формула: КОВИД+ХОБЛ=БА. Но для специалистов очевидно: вирус COVID-19 наиболее губителен для людей с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ), он приводит к обострению бронхиальной астмы (БА). На днях эту формулу разложили по полочкам ведущие российские эксперты в области респираторной медицины (пульмонологи, иммунологи, аллергологи, терапевты, представители врачебных сообществ) на пресс-конференции по итогам XXX Национального конгресса по болезням органов дыхания, прошедшей в онлайн-формате. В фокусе внимания экспертов — респираторные заболевания в условиях пандемии.

Фото: freepik

Интерес специалистов к легочной патологии не случаен. Эпидемиологическая ситуация с COVID-19 в России и в мире только усложняется. И первыми под удар нового вируса попадают, как показала практика, те пациенты, у кого уже есть бронхиальная астма и хроническая обструктивная болезнь легких. Астма и так-то — одна из тех патологий, от чего пациенты часто умирают или становятся инвалидами, мучаются всю жизнь. А тут еще и новый вирус, который провоцирует обострение этой патологии, вызывает тяжелые приступы, вплоть до смертельного исхода. При этом не спасает даже такая привычная «скорая помощь», как ингалятор, прослуживший таким пациентам верой и правдой десятки последних лет.

Значит, для спасения таких пациентов сегодня требуются и другие способы лечения. Какие?

Карманные ингаляторы — вчерашний день

— Сегодня, в условиях пандемии нового коронавируса, необходимо менять схему лечения пациентов с астмой и с хронической легочной болезнью, — считает главный внештатный пульмонолог Минздрава России, зав. кафедрой пульмонологии Первого МГМУ им. Сеченова, членкор РАН, д.м.н., профессор Сергей АВДЕЕВ. — Известно, что новый вирус провоцирует бронхоспазм, и на этот случай у пациентов, страдающих частыми приступами астмы, всегда в сумочке или кармане должен быть спасительный ингалятор, помогающий срочно снять приступ. Но облегчение это временное. Да, короткодействующие ингаляционные средства быстро снимают удушье, но само заболевание остается.

Бронхиальная астма — одна из наиболее значимых сегодня респираторных проблем в России. Это хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей. Но, к сожалению, имеющаяся сегодня терапия воспаление у таких пациентов не лечит. Как показали исследования в Великобритании, затем в Канаде, Израиле и теперь в России, почти каждый третий астматик продолжает использовать ингаляторы с бронхорасширяющими средствами как лечение. А многие вообще пользуются только ими. В итоге во время пандемии коронавируса они и попали в группу высокого риска.

Если такие больные в течение года используют хотя бы по три баллончика для ингалятора, у них уже очень высок риск обострения астмы. А если по 12 баллончиков (такое бывает!), то, к сожалению, у этих пациентов высока вероятность внезапной смерти, сказал эксперт. Установить контроль над астмой, особенно у пациентов, пораженных еще и COVID-19, помогают противовоспалительные средства. Сегодня врачи их признают как эффективные и при лечении коронавируса, что доказано практикой. И эту информацию надо донести до пациентов.

— Нельзя оставлять таких пациентов без противовоспалительной терапии, — поддержал коллегу главный внештатный пульмонолог Департамента здравоохранения г. Москвы, зав. кафедрой пульмонологии РНИМУ им. Пирогова и президент Межрегиональной общественной организации «Российское респираторное общество», д.м.н., профессор Андрей БЕЛЕВСКИЙ. — Специалисты подготовили клинические рекомендации по лечению бронхиальной астмы, в том числе и в новых условиях, сейчас они находятся на утверждении в Минздраве РФ. Надеюсь, они помогут практикующим врачам принимать адекватное решение при лечении заболевания.

Но и сами пациенты с астмой и ХОБЛ, особенно если заразятся еще и COVID-19, должны знать, что для спасения жизни мало применять только ингалятор, нужна длительная современная терапия. Увы, у пациентов это заболевание не всегда в приоритете. Больные привыкают к кашлю, к одышке и запускают болезнь. А многие просто носят в кармане ингалятор на всякий случай и пользуются им, когда наступает удушье. Так им посоветовала соседка. Этого недостаточно. Если не лечиться, болезнь будет прогрессировать и осложняться новым вирусом, что, к сожалению, приводит и к летальному исходу, делает вывод Андрей Станиславович.

В России именно бронхиальная астма относится к числу наиболее распространенных и социально значимых хронических заболеваний дыхательных путей, причем во всех возрастных группах, добавил эксперт. От нее люди чаще всего умирают и становятся инвалидами. Для таких пациентов вирусная инфекция является пусковым механизмом обострения астмы. Коронавирус, как показали исследования, не стал исключением. Более того, у пациентов с астмой чаще встречается COVID-19.

И если правильно не лечить эту болезнь, она будет прогрессировать: изменится структура бронхов, увеличится частота приступов. В конечном итоге может случиться обострение заболевания, причем очень тяжелое и даже опасное для жизни. Кстати, в прошлом году произошли кардинальные изменения в Международной глобальной стратегии по лечению БА: бронхолитики короткого действия более не являются препаратами первой линии лечения этой патологии, они не рекомендуются в монотерапии.

В России проблема еще и в том, что распространенность астмы, по данным статотчетности, значительно отстает от реальных показателей в клинической практике. Наши граждане часто прибегают к самолечению, считая симптомы астмы проявлением хронического бронхита. Но сегодня, во время пандемии COVID-19, это просто опасно. Надо лечиться противовирусными препаратами, носить маски — они снижают риск попадания в организм смертельного вируса. И раз в год, даже если нет обострения, проходить диспансеризацию, советует профессор Белевский.

«Наиболее уязвимой для коронавируса группой стали дети 6–7 лет»

Как известно, COVID-19 не щадит и детей, в первую очередь — с бронхолегочной патологией. «Астму может спровоцировать любая вирусная инфекция, — утверждает опытный эксперт — зав. кафедрой детских болезней Первого МГМУ им. Сеченова, директор университетской детской клинической больницы и председатель совета общероссийской общественной организации «Педиатрическое респираторное общество» Наталья ГЕППЕ. — Вообще дети предрасположены к бронхиальной обструкции, особенно к вирусной инфекции. И число новых случаев заболевания не уменьшается, в основном они регистрируются в школьном возрасте. А если ребенок инфицирован еще и COVID-19, это уже является жизнеугрожающим состоянием. И отличить астму от нового вируса крайне сложно. Можно и перепутать, так как часто она «маскируется» под острые и хронические бронхиты, обструктивную болезнь легких и т.п.

Симптомы у этих заболеваний схожи: одышка, кашель, свистящие хрипы. Но если на них не обращать внимания и вовремя не диагностировать коронавирус, последствия могут быть самыми печальными. Да, дети новым вирусом болеют реже, чем взрослые. Но есть и очень тяжелые случаи, и тогда дети тоже проходят нелегкую кислородную и тромболитическую процедуру для улучшения циркуляции крови.

Заболеваемость российских детей астмой год от года только растет. Официальные данные занижены, считают эксперты. Хотя, согласно данным эпидемиологических исследований, число таких детей и подростков в разных регионах страны колеблется от 10,6 до 16,9%. Выходит, сегодня в России уже каждый десятый ребенок — астматик? В последние годы эта болезнь из редкой патологии превратилась в обычный диагноз. Часто возникает у маленьких детей. Первые приступы случаются в 5–10 лет. Особенно в больших городах.

— Да, детей, больных астмой, в нашей стране много, — соглашается академик РАН, д.м.н., профессор и президент Российского научного медицинского общества терапевтов Анатолий МАРТЫНОВ. — И ингаляторы от астмы детям необходимы, они помогают быстро купировать приступ, помочь ребенку дышать. Врачи вообще не рекомендуют астматикам выходить из дома без ингалятора. Но это тоже зависимость. И, как уже сказали коллеги, только ингаляторы проблемы воспаления при астме не решают.

— Иммунологи тоже озабочены чрезмерным использованием астматиками бронхолитиков короткого действия, — поддержала коллег главный врач Института иммунологии ФМБА России, генеральный директор Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов, д.м.н., профессор Наталья ИЛЬИНА. — Да, при обострении с их помощью удушье снимается быстро, но потом возникает много осложнений. Ведь бронхиальная астма — иммуноопосредованное воспалительное заболевание. И будет еще больше проблем, если астматиков, заболевших COVID-19, не лечить противовоспалительными препаратами, которые меняют не только прогноз, но и жизнь пациентов. Особенно это важно для беременных, кормящих матерей, а также для подростков, которые даже ингаляторами стесняются пользоваться.

СПРАВКА «МК»

На 8 сентября с.г. в России коронавирусом переболели почти 48 тысяч детей, это 8,4% от всех зараженных. Половина из них (49,9%) перенесла инфекцию в легкой форме; тяжелая зафиксирована у 0,2% (в основном это дети 6–7 лет); у каждого третьего ребенка (32,3%) болезнь протекала бессимптомно. Осложнения появлялись у 8% заболевших. Коронавирусом могут заразиться даже новорожденные. В московских больницах (на 7 ноября) лечение проходили около 180 детей, зараженных COVID-19. 11 из них находились в реанимации. За все время пандемии около 10% от общего числа зараженных тяжело перенесли болезнь. Это говорит о том, что у детей риск развития осложнений также высок.

Рубите дрова, господа

В рамках конгресса эксперты обсуждали и вечную для России проблему здорового образа жизни, на этот раз — относительно респираторного здоровья, реабилитации после COVID-19. Ученые все время предупреждают нас о необратимых последствиях коронавируса для легких. Фиброзные изменения в них фиксируются у 30% выздоровевших. Основные из них — легочный фиброз (приводит к потере трудоспособности, вплоть до инвалидности) и поражение миокарда — вирусный миокардит.

Сегодня тысячи переболевших коронавирусом выписываются из клиник, в том числе и в Москве. Новый вирус COVID-19 свой сокрушительный удар нанес именно по легким этих пациентов. Атаку выдержали далеко не все: счет погибших от коронавируса в России идет тоже на тысячи, в мире — на миллионы. Вирусная пневмония — самое тяжелое последствие, особенно для тех, кто уже имел проблемы с легкими: бронхиальную астму, хроническую обструктивную болезнь легких (ХОБЛ), а у кого-то уже была пневмония на фоне гриппа, ОРВИ. Для них новый вирус и оказался наиболее губительным, из-за него сейчас и самая высокая смертность среди заболевших коронавирусом.

К счастью, многие выздоравливают. Но это не значит, что с легкими у таких пациентов и дальше не будет проблем. Рубцы на легких могут дать о себе знать. Потребуется и внимание врачей, и самих пациентов.

Итальянские ученые тоже пришли к выводу, что у трети переболевших COVID-19, особенно в тяжелой форме, могут и дальше быть проблемы с дыханием. В первую очередь у тех, кто был подключен к аппарату ИВЛ. По мнению специалистов, эти проблемы могут сохраняться месяцами. Участки уплотнения легочной ткани со временем будут превращаться в очаги фиброза — плотную ткань, которая не дышит.

Поэтому и после лечения тяжелым ковид-пациентам потребуется длительная реабилитация. Для них важно много и правильно двигаться, чтобы легкие задышали — на этом сходятся все российские эксперты. Даже если болезнь прошла «налегке». Нужна специальная гимнастика. Помогут и дыхательные упражнения, например, имитация движения, когда человек будто рубит дрова. Но выполнять все нужно без фанатизма. Важно пройти и курсы физиотерапии, кислородотерапии в амбулаторных условиях.

А теперь — внимание!

Советы пульмонологов:

— у заболевших в 90% случаев вирус выделяется от 2 до 6 дней; при тяжелом течении — до 20 дней;

— характерные симптомы при заражении COVID-19: общая слабость — возникает в 40% случаев; кашель — в 30%; одышка — в 10%; нарушение стула — в 10% случаев;

— основной симптом астмы при заболевании COVID-19 — одышка и частый кашель;

— при подозрении на COVID-19 астматику надо срочно вызвать врача для уточнения диагноза и чтобы начать лечение. А временно снять удушье поможет ингалятор;

— у 50% инфицированных (в среднем) — заболевание протекает бессимптомно, у 80% коронавирус похож на легкую форму ОРВИ; в редких случаях у пациентов могут быть головные боли (8%), кровохарканье (2–3%), диарея (3%), а еще — тошнота, рвота и учащенное сердцебиение. Но одышка — все же самый опасный симптом COVID-19.

Рекомендации Минздрава о возможных проявлениях COVID-19:

На начало заболевания одышка встречается в 30% случаев. Это состояние подкрепляется ощущением заложенности в грудной клетке (возникает у каждого пятого). Тяжелая одышка развивается к шестому-восьмому дню от момента инфицирования и свидетельствует наряду с другими симптомами о среднетяжелом течении болезни. При этом возможно еще снижение нормы уровня насыщения кислородом крови (сатурация). Для определения этих показателей нужно пройти специальное исследование. Не пропустите.

— …Эпидемией жизнь не заканчивается, — сказал на открытии юбилейного конгресса профессор Андрей Белевский. — И мы снова, как и в мирное время, будем лечить астму, ХОБЛ, пневмонию, кашель, одышку, не осложненные новым коронавирусом.

Хочется, чтобы это «мирное время» наступило как можно быстрее.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *