Мураховский разоблачил миф о непобедимости турецких дронов в Карабахе


0
Categories : Политика

После конфликта в Нагорном Карабахе в Интернете появилось огромное число публикаций на одну и ту же тему, авторы которых утверждают, что эта война продемонстрировала неоспоримый факт: Россия, имея в своем арсенале ядерное и гиперзвуковое оружие, может оказаться абсолютно беззащитной перед дешевыми современными беспилотными системами. Тональность статей тревожная: «Кошмар! Все пропало! Хваленая российская ПВО не способна противостоять турецким ударным беспилотникам и израильским барражирующим боеприпасам. А это значит, что в любой войне, если она, конечно, не будет ядерной, Россию ждет поражение!».

ТАКТИЧЕСКИЙ БЛА HERMES 450 НА ВОЕННОМ ПАРАДЕ В БАКУ. ФОТО: 1NEWS.AZ.

Неужели действительно Россию ждут такие безрадостные перспективы, и все те бюджетные средства, которые пошли на создание суперсовременного оружия, о котором не раз с гордостью говорил президент Путин, были потрачены зря?

На эту тему «МК» побеседовал с ведущим российским военным экспертом, главным редактором журнала «Арсенал Отечества» Виктором Мураховским.

-Все крики о бессилии российского оружия перед турецкими ударными дронами, — заявляет наш эксперт, — это все публикации диванных интернет-хомячков, которые понятия не имеют о применении систем вооружения, включая те же беспилотники. Они судят по картинкам в YouTube, телевизоре, интернет-сетях… Это – абсолютно не серьезный подход к теме. Конечно, можно было бы не обращать на них внимания, но вы правы в том, что по этому поводу в медиапространстве, действительно поднят большой шум. 

Понять, откуда все эти видеодоказательства «чудодейственной эффективности» берутся, довольно просто: в отличие от беспилотников, на других системах вооружения нет видеокамер. Их нет ни на зенитной ракете, ни на пушечном снаряде, ни на ракетах комплекса «Смерч». В результате вся картинка с войны — большая ее часть – это все видео с беспилотников. 

-И кто-то именно этот факт использует в своих конкретных целях?

-Безусловно. Мы же понимаем, что где-то сидит условный режиссер, который, образно говоря, снимает свой фильм про свою победу, прямо в ходе боевых действий. И вот к нему поступает сотня видеосюжетов, снятых с беспилотников. Он сразу отправляет в мусорную корзину те, где показано, как они промахнулись. Затем те, где ударили по ложным целям. А также те, где запечатлены последние минуты жизни беспилотника, сбитого зенитной ракетой.

В результате он оставляет для публики лишь те удачные сюжеты, где дроны действуют как высокоточное оружие. Самые удачные кадры отбираются, снабжаются соответствующими комментариями про себя «непобедимых, высокоточных» и выкладываются в сеть. После чего мы получаем тот информационный эффект, который сейчас наблюдаем в Сети. Согласны?

-Согласна. А на самом деле как обстоят дела?

-На самом деле, несмотря на все эти видеоролики, основную долю поражения техники и потерь в личном составе обеспечили совсем не беспилотники.

-Это уже точно подсчитано и установлено?

-Да. Основная доля пораженных целей – это по-прежнему результат работы артиллерии: ствольной, реактивной, а также противотанковых ракетных комплексов. Хотя беспилотники, безусловно, внесли свой вклад в это дело. Но он не был решающим.

Кроме того, надо понимать, что условия, в которых действовали беспилотники, были, как бы сказать…

-Идеальные?

-Ну, нет, не прямо уж идеальные. Однако система ПВО, действующая против них, была представлена единичными комплексами. Точнее, как системы ее фактически не было.

Кстати, когда беспилотники начали летать уже не только над территорией Карабаха, но и залетали непосредственно на территорию Армении, то там, с нашей, конечно, помощью, были развернуты системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ), ну и система ПВО там гораздо серьезней, так вот там сбивали в среднем 6-8 беспилотников в сутки. Иногда и больше.

-А я вот слышала от одного из разработчиков беспилотников, что системы РЭБ не всегда эффективны против дронов. Они могут и не управляться по системе GPS, а идти по маршруту, заложенному в полетном задании, ориентируясь на рельеф местности.

-Конечно, могут. Есть такие модели беспилотников, которые способны идти, опираясь на свою инерционную навигационную систему и на корреляционную систему, которая сравнивает изображение местности с заложенным в аппарат маршрутом. Но это беспилотники совершенно другой ценовой категории.

-Дешевле, или дороже?

-Дороже. Это вам не барражирующие боеприпасы, а беспилотники категории американских MQ-9 Reaper. Каждая такая машинка стоит $20-30 млн. С турецким беспилотником Bayraktar, который стоит один миллион – никакого сравнения. 

-Миллион долларов? Дороговато.

-Конечно. А как вы думали? Но если вы хотите более серьезную машину, которая может не зависеть от спутниковых навигационных систем, для примера это – американский RQ-4 Global Hawk, стоимостью $150 млн. 

-Ничего себе! На эти деньги можно аж три полноценных самолета купить, типа Су-34.

-Бывают беспилотники и дороже современных самолетов. Если, например, мы говорим об американском F-35 – истребителе 5-го поколения, то он стоит порядка $100 млн. Если говорим о самолете уровня F-16 Eurofighter, то это – $50 млн.

Так что если вы хотите, чтобы беспилотник пусть даже за $5 млн летел и поражал танк, то, как говорится, флаг вам в руки и барабан – на шею. Правда, для этого вам потребуется еще и безразмерный военный бюджет.

Ну, а что касается турецких Bayraktar, более тяжелых беспилотников Anka и израильских барражирующих боеприпасов типа Наrор, которые применялись в Карабахе, то это аппараты другой ценовой категории. На порядок дешевле. Они не способны ориентироваться в пространстве без работы спутниковой навигационной системы.

-Которую спокойно может отключить система РЭБ?

-Конечно. Вот система РЭБ «Поле-21», поставленная в Армении, успешно с такими задачами справилась.

-Но как же тогда картинки с турецких беспилотников, которых полно в YouTube? Там все наоборот: они успешно уничтожают российские комплексы ПВО, которые мы поставили Армении.

-Вот вы сами говорит: видео с беспилотника. Для того, чтобы передавать его с борта беспилотника на пункт управления, нужен, так называемый, «толстый» канал связи. А если у аппарата имеется такой «толстый» канал, то РЭБ легко, с высокой вероятностью, обнаруживает и вскрывает его: с разных двух точек, пересечение двух лучей и мы видим, где находится пункт управления таким беспилотником.

-И уничтожается уже не беспилотник, а пункт управления?

-Конечно. Если бы против Азербайджанской армии воевало не ополчение Карабаха, а нормальные современные вооруженные силы, то они бы не отмахивались от каждого из сотни дронов, а на счет «раз-два» засекали бы расположение пункта управления, а на счет «три» туда бы уже прилетал «подарок».

Ну, и еще один важный момент: ПВО, конечно же, должна быть системой. ПВЛ — это не отдельные зенитные комплексы. И не стрельба из автомата, как опять же на видео из Нагорного Карабаха показано, как ополченец из автомата лупит по беспилотнику, лежа на спине. Это все не серьезно.

У нас в Вооруженных силах есть мобильные зенитные комплексы в составе войсковой ПВО самого разного назначения и класса, которые включены в единую эшелонированную систему.

-Различные по дальности, по высотам…

-Да, по дальности, досягаемости… Но самое главное, они все в одной системе. Это многослойная, эшелонированная оборона, включающая в себя систему пунктов управления и единое разведывательно-информационное пространство.

-Короче говоря, крики «все пропало!», «Россия безоружна перед Турцией!» не имеют под собой реальных оснований?

-Это все от недостатка знаний, непонимания реальной обстановки и того, как работают современные системы вооружения. Проще – не от большого ума. Ну и, конечно, от непонимания того, каким образом используется медийная среда.

-Что вы имеете в виду, говоря о медийной среде?

-То, что она используется в качестве площадки для информационной войны. А информационная война, как вы знаете, неотъемлемый элемент современных гибридных войн.

-И все же, если чисто гипотетически говорить о противостоянии турецких или израильских беспилотников против российской армии, каков здесь ваш прогноз?

-Большой роли в таком противостоянии они не сыграют. И не только против российской армии. Возьмем, к примеру, Сирию. Помните, когда турецкие войска стали долбить по сирийской армии своими ударными беспилотниками? Тогда тоже на интернет-сайтах пошло нагнетание, такой хайп был! Но буквально через несколько дней все сразу закончилось. А почему? Да потому, что сирийцы очнулись, подтянули в тот район свои системы ПВО и посшибали все эти Bayraktar и Anka, в результате они там перестали летать вообще. Вы думаете, наша армия слабее сирийской? 

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *