• Вс. Апр 11th, 2021

Партнерский рынок

Свежие новости России и мира

В Петербурге сложилась система сомнительнейшего оборота памятников культуры

Автор:News Team

Дек 6, 2020

В конце октября этого года Владимир Путин выступил на заседании Совета по культуре и искусству при Президенте РФ, выразив серьезную озабоченность неудовлетворительной работой госорганов по обеспечению учета и охраны памятников культуры. Особо остро обозначены проблемы, существующие в российских регионах.

Фото: Алексей Меринов

Мы в Петербурге не просто знаем об этих проблемах. Общественность буквально в шоке от той вакханалии уничтожения национального достояния, которая развернулась в последние годы на наших глазах.

27 ноября рухнул очередной памятник XIX века — исторический корпус завода «Красный треугольник» на Обводном канале. До этого, 9 ноября, на Каменноостровском проспекте сгорела «жемчужина Елисейских Полей Петербурга» — особняк Эрнста Игеля. В конце октября начали сносить старинный трампарк. Скандал за скандалом: Левашовский хлебозавод, Охтинский мыс, квартира Лермонтова, дом Басевича… Уничтожение памятников поставлено на конвейер.

Почему это происходит — очевидно. Полномочиями Министерства культуры РФ в отношении приблизительно 10 тысяч объектов культурного наследия (точное их число и перечень не публикуются) располагает Комитет по охране памятников правительства Санкт-Петербурга (КГИОП).

И этот орган использует свой статус весьма своеобразно. Увы, и это мнение разделяют многие, КГИОП целенаправленно создал в Петербурге систему более чем сомнительного оборота памятников, включаемых в охранные списки и исключаемых из них по своему усмотрению, вовсе не заботясь о культуре. При этом КГИОП, по сути, злоупотребляет положением госоргана. Обязанности, четко определенные законом и подзаконными актами, не выполняются, а контрольные полномочия регулярно используются не по назначению.

Наш Гуманитарный университет профсоюзов вынужден активно взаимодействовать с Комитетом с 2014 года. Точнее — конфликтовать. И история эта весьма любопытна. Она уже описана в целом ряде публикаций федеральных СМИ («Шедевральный барак», «Когда дело — барак», «Нужны ли петербургским чиновникам таблетки от бессовестности», «В чьих руках находятся памятники культуры» и др.) и заключается в бумажном создании на территории студенческой базы нашего университета мифического памятника культуры. Типовой барак советской постройки безосновательно признан выдающимся (!) образцом деревянного зодчества 1877–1879 гг.

Близко познакомившись, можем охарактеризовать стиль работы комитета как поистине феерический: жуткий бардак в делопроизводстве, вопиющее игнорирование нормативных актов в сфере охраны памятников, создание «прикормленного» экспертного сообщества, производство сомнительнейших экспертиз, манипуляции правоохранительными органами, систематическое предоставление недостоверной информации в суды и правительство Санкт-Петербурга. Ловкости и энергии чиновников КГИОП в нужных им случаях мог бы позавидовать сам Остап Бендер.

Судя по ряду обстоятельств, КГИОП и не собирался охранять наш университетский объект. А был заинтересован в его утрате для последующего вытеснения студентов с элитного земельного участка, рыночная стоимость которого оценивается сегодня примерно в 100 млн руб.

Усердие в борьбе с университетом чиновниками проявлено просто невероятное. К примеру, комитет организовал свыше ста публикаций в СМИ, порочащих СПбГУП. Для этого вбрасываются недостоверные сообщения на сайт правительства Петербурга. На стороне КГИОП «вдруг» выступили СМИ, известные коррумпированностью и связями с городскими бандитами. Чиновников «вдруг» поддержали и некоторые обычно оппозиционные властям издания.

Порочатся и депутаты Госдумы, проявляющие интерес к происходящему, и высококвалифицированные, имеющие государственную сертификацию профессионалы, доказавшие ошибочность экспертизы университетского объекта, проведенной КГИОП. Нападкам подверглось даже заключение Русского музея, осуществившего неугодную КГИОП датировку лакокрасочного покрытия деревянной обшивки здания.

Об одном эпизоде стоит сказать особо. 14.02.2018 г. в университет в ходе учебного процесса (!) с применением силы и без надлежащего документального оформления ворвались вооруженные автоматами сотрудники правоохранительных органов. Вторжение происходило на глазах сотен студентов. Офицеры, руководившие спецоперацией, публично заявили, что она проводится по заказу КГИОП. Понятно, что КГИОП размещал заказ на «налет» сугубо неформально. Позднее руководство силовиков официально признало неправомочность данных действий.

Университет обильно снабжен видеокамерами, и его история сохранила весьма впечатляющие кадры этой акции устрашения. Поскольку вторжение закончилось конфузом, заголовком итогового видеоролика следует считать фразу, произнесенную одним из офицеров: «Не надо ссориться с руководством КГИОП»…

Сейчас комитет продолжает усилия по выживанию вуза с участка. А университет и не думает отступать, хотя анализ методов работы чиновников убеждает, что их действия представляют значительно большую общественную опасность, нежели, скажем, акции знаменитого «ночного губернатора» Санкт-Петербурга Владимира Кумарина, чьи структуры предпринимали попытки рейдерского захвата зданий нашего университета в 2005–2006 гг.

Сегодня власть комитета в городе огромна. В старой части Петербурга практически никакое строительство и ремонт без его санкции невозможны. Чиновники, когда хотят, включают здания в охранные списки, когда хотят — исключают. По своей прихоти охраняют объекты с драконовской жесткостью или в упор не замечают. Что же, к примеру, действительно не хватало денег на пост охраны в принадлежащем городу дворце Эрнста Игеля? Или сложно было посадить старушку охранницу со свистком и телефоном на «Красном треугольнике»? Думаю, если в городе памятники горят и рушатся, значит, это кому-то нужно. Кому — очевидно. Новому предпринимательскому классу, хозяевам жизни. И обслуживающим их интересы должностным лицам.

Между тем комитет, получивший на сегодня в городе скандальную репутацию, имеет славную историю с 1918 года.

Тогда большевики создали Отдел по делам музеев и охране памятников, укомплектовав его людьми высочайшей культуры. Его первый руководитель Г.С.Ятманов обладал глубокими искусствоведческими познаниями. Тогда была заложена традиция обстоятельного изучения ведомством архивных документов, иконографии памятников. Был составлен первый список объектов, охраняемых государством, потом начата реставрация наиболее выдающихся шедевров. Памятники культуры и сохранялись в городе достойнейшим образом в годы блокады, и реставрировались бережно после ее снятия.

Данная проблематика попала в поле зрения моих научных интересов впервые в 1986 году, когда усилиями общественных активистов удалось отстоять дом Дельвига (1811–1813 гг. постройки), приговоренный к сносу из-за строительства метро. Тогда начальник городского Комитета по охране памятников И.П.Саутов очень быстро нашел возможности сохранить здание, договорившись с Метростроем об иных решениях.

И.П.Саутов руководил комитетом с 1974 по 1987 г. А потом ушел руководителем в Царскосельский музей-заповедник. В начале 90-х, когда СПбГУП возглавил молодой ректор А.С.Запесоцкий (ныне — академик и крупнейший культуролог страны, международно признанный ученый), мы пригласили Ивана Петровича на мою кафедру, где он ряд лет вел собственный мастер-класс, готовил на базе Царского Села будущих хранителей петербургской культуры. Конечно, работая с ним, и мне, и ректору просто невозможно было вообразить сегодняшнее одичание чиновников КГИОП.

Учитывая замечательный опыт советского периода, федеральный центр оставил за Северной столицей огромный объем самостоятельности в деле охраны памятников. К счастью, и после Саутова комитетом руководили люди, любящие и знающие культуру города: Н.И.Явейн (1996–2003), В.А.Дементьева (2003–2011).

В 2011 г. главой комитета впервые был назначен человек, далекий от культуры. И проблемы в его работе появились серьезные. Но настоящая беда пришла, когда в 2014 году КГИОП возглавил заместитель председателя юридического комитета администрации города.

Полагаю, «эффективных менеджеров» призвали не случайно. Инициативы вошедшего в силу строительного бизнеса встречали все большее противодействие общественности. Да такое, что искры летели. Теперь же выходец из юридического комитета на любую претензию сказочным образом добывает нужный судебный ответ. И на любые протесты граждан власть отвечает стандартной фразой: «Все оформлено по закону». Наверное, городскому начальству стало проще.

Взаимопонимание с судами помогает решать коммерческие вопросы интересантов, но, по-моему, не препятствует разрушению охраняемых объектов. Напротив, помогает.

В результате Владимир Путин требует наведения порядка, а памятники гибнут. Зато создаются фейковые «Кижи». Лично я считаю виновными в происходящем Министерство культуры РФ и правительство Санкт-Петербурга. Чиновничий аппарат деградирует и самоустраняется от контроля за КГИОП. Так удобнее.

Рецепт для наведения порядка, полагаю, только один: руководить охраной памятников должны люди культуры, профессионалы, пользующиеся доверием общества. А правительству Петербурга и Минкульту пора заняться контролем над охранным ведомством, заставить КГИОП беречь памятники как положено.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Все права защищены © 2020 — 2021