Россияне готовы развлекаться до смерти


0
Categories : Общество

Вот-вот наступит 2021-й. Пожалуй, ни один новый год не ждали так сильно. Ведь 2020-й и, правда, выдался адским. Так что многие отпразднуют наступление 2021-го особенно бурно. Если здоровья и денег хватит, конечно,.

Фото: Алексей Меринов

В былые времена вопрос, как и где отмечать новый год, не стоял в принципе. Потому что длился рождественский пост. Сейчас же постящегося на фоне тазика оливье встретишь чуть чаще амурского тигра. Зря. Ну а при атеизме считалось, что Новый год – праздник семейный и встречать его надо в кругу близких. Так в какой момент начался массовый разгул и выпендрёж?

Но теперь ковидные времена снова внесли коррективы: корпоративы по стране отменены, как и любые другие массовые мероприятия. Где конкурсы и шампусик? Где пьяная бухгалтерша, выплясывающая на столе? Скука!

Впрочем, «не спешите нас хоронить – у нас ещё есть дела». В том числе, и на вечеринках. Ведь для многих фраза «законы существуют, чтобы их нарушать» по-прежнему актуальна и служит руководством к действию. Потому корпоративы празднуются, мероприятия проводятся, и даже концерты играются. То Баста пошумит в Петербурге, то ещё кто. Чихать хотели многие на ковид, запреты и безопасность. И откуда-то из-за левого плеча шепчет ковид-диссидент: «Нет никакого коронавируса. Это всё заговор мирового правительства. Нас всех хотят поработить». Танцуй, в общем, парень.

Дуреют и зрители/слушатели, и сами артисты. Последние в ковидные времена вообще отличились далеко не с лучшей стороны. То стриптизёр Тарзан заявит, что в отличие от бабушек и дедушек, получающих пенсию, у артистов нет ни копейки. То Валерий Меладзе предложит бойкотировать новогодние программы, чтобы все обратили внимание на то, как тяжело певцам. То Елена Борщова расскажет, что ей необходимо 500 тысяч рублей в месяц, дабы жить терпимо. Непростая, в общем, судьба у людей.

Видимо, эти господа и дамы от жадности и пандемии потеряли и рассудок, и стыд. Если у них они были когда-то. Иначе для чего бросать в народ подобные охи и ахи? Людей злить, провоцировать? А тем как перекантоваться? Вот ты, мужик, сколько на заводе зарабатываешь? 30 тысяч рублей? Завод ещё не закрыли? Терпи! А вы, прекрасная дама, бегающая терапевтом по квартирам – тоже 30 тысяч зарабатываете? Терпите! А еще лучше скиньтесь на икру российским артистам! Хорошо бы – чёрную.

Кто там против? Кто возмущён? А ну тихо, шахтёр, уходящий в забой! А ну молчи врач, работающий в «красной зоне»! вам перед Родиной не плясать!

Подобное рождает лишь одно — щемящее чувство несправедливости. А её и без того у нас в стране много. Понимаю, шоу-бизнес – это всегда денежно и не всем повезло с такой синекурой. Тут уж если фартанёт – тогда в кайф. Но остальным-то как? Считается, правда, что труднее всего пролезть в большую политику или в нефтегазовый бизнес – но это не совсем так. Лучше всего охраняются шоу-бизовые рощи, где на изумрудно-долларовых рощах пасутся стада артистов. И если раньше брали туда по таланту и пробиться могли многие (Василий Шукшин и Фёдор Шаляпин из народа, что называется, вышли), то сейчас – иные критерии. Перечислять их вслух – оштрафуют за мат, сектанство и порнографию.

Закрытые артистические кланы, сродни мафиозным, и они выбивают из толпы деньги. Вообще интересно, конечно, в какой момент артисты решили, что они элиты, лучшие люди страны? Когда они нарекли себя таковыми? И когда мы разрешили им так называться и соответствующим образом себя вести? Чем они заслужили подобные привилегии?

Хотя у артиста изначально-то – совсем иная задача: поддерживать народ – и развлекать его, и просвещать. Артист — слуга народный. Как и депутат, кстати. Впрочем, и тут — несостыковка. У реальных пацанов всё схвачено. Неудивительно, что сытые лица в калашном ряду шоу-биза не меняются десятилетиями. И с каждым годом они, измученные излишествами и операциями, всё больше напоминают упырей и вурдалаков из «Вия». А телепродюсеры на Новый год уже особо и не заморачиваются, чтобы придумать нечто новое, интересное. Даже на «Старые песни о главном» не сподобятся.

А ведь когда-то в нашей стране были совсем другие новогодние огоньки. Там рядом с космонавтами сидели хоккейные тренеры, и показывали нам не размалёванных эскортниц, а передовиков ударных строек. И я сейчас не ностальгирую, нет, — к тому же понимаю, что подобное сейчас в принципе невозможно. Я лишь говорю о том, что было бы неплохо хоть раз, хотя бы в новогоднюю ночь, на федеральных каналах показать настоящих героев.

Да, понимаю, рейтинги у подобных шоу будут существенно меньше, нежели у тех, которыми привыкли кормить нас в новогоднюю ночь — однако, возможно, стоит попробовать? Попробовать перестроить зрителя? В первую очередь на то, что у нас в стране много талантливых людей и много достойных свершений. А иначе-то как? Ведь если есть в государстве внутренняя политика, то её важная составляющая – это мир и люди, которых нам показывают на экране, представляя как ролевые модели, как образцы. Кого нам сейчас подсунули? Выбирай: на кого хочешь быть похожим – на Киркорова или на Бузову?

Говорят, появляются новые лица – вместо старых. Правда? А ну-ка давайте взглянем. Кто там выстроился в очереди за лайками? Моргенштерн? Клава Кока? Фейс? Дава? Подобная плесень – и это не оскорбление, а лишь констатация формы бытия – обратная сторона российского шоу-бизнеса. По сути своей Моргенштерн ни чем не отличается от Киркорова. Просто Алишерка он как бы свой пацан. На этом всё и построено. Я такой же, как все – так что шлите меня эротическими маршрутами, плюйте меня, только платите денежки. Но это старо – я ведь помню Sex pistols.

Впрочем, именно зритель разрешил наглым скоморохам заполонить экраны, зашлаковать жизнь. Это мы при соответствующей директиве сверху дали запрос на то, чтобы, как пел Летов, пластмассовый мир победил. И коронавирусный год продемонстрировал это в полной мере. Он доказал, что мир, в котором мы существуем – имитация. Поразительно ломкая, непрочная, где симулякры вытесняют любую искренность. Смерть, к примеру, можно устроить в прямом эфире – за донаты. Очередные «Алло, мы ищем таланты» в сто раз популярнее любой филармонии. Интеллектуальные игры превратились в кабацкие споры. Боксёры дерутся с блогерами. Семьи существуют исключительно для фото в инстаграм. Мир вообще перестал существовать как нечто реальное. И любое телодвижение в нём делается исключительно ради развлечения.

Даже наука, которую назвали новой религией, оказалась совершенно бессильна против вируса, сидящего, прежде всего, в мозгу. Когда люди не в силах подкорректировать свои привычки, чтобы спасти себя и близкого. Когда невозможно отказаться от убийственных развлечений. А наука? Она всё больше нужна для выпуска очередного айфона. И тем большее уважение настоящим учёным.

Даже сейчас, когда всё летит в тартарары, человечество винит кого угодно, но только не себя. И отчаянно жаждет веселиться. Ещё больше, чем раньше. Вопреки всему – в том числе, и здравому смыслу. Но веселье это несёт не подлинную радость, а вяжущую усталость. И за ним неизбежно прячется страх. Страх жить по-настоящему. А шуты ведут за собой толпы, плохо представляя размеры бездны, через которую всем предстоит перепрыгнуть.

И да, в заключении: это не мой вопль о том, чтобы устроить повсеместный траур. Ни в коем разе. Я не против веселья, нет, но всему должны быть своё время и место. Те же дурные развлечения, переходящие в скотское веселье, коими нас кормят сегодня, слишком напоминают убийственные игры со стадом. Так коров под звуки утреннего горна ведут на убой.

В конечном счёте побеждает лишь тот, кто отвергает инстинкт толпы. Тот, кто не бежит туда, куда все побежали – неважно, на корпоратив или на кладбище. Он в стороне – он сосредоточен. Возможно, этот человек покажется остальным хмурым малым, однако сердце его поёт и несёт радость. Просто он не готов стать жителем лунного «Острова дураков», в который превратилось наше развесёлое общество.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *