Страх заразиться COVID-19 оказался сильнее страха смерти от рака


0
Categories : Здоровье

За 9 месяцев 2020 года доля злокачественных новообразований в России, выявленных на ранних стадиях, сократилась и составила 56,4% при целевых показателях на 2020 год 59% (данные оперативного мониторинга Минздрава РФ).

Почему это плохо, понятно, пожалуй, и неспециалистам: чем раньше у заболевшего будет обнаружен рак, тем дольше человек будет жить. Именно ранние стадии злокачественных опухолей быстрее поддаются лечению, их легче удалять. И меньше будет серьезных проблем в будущем. А главное — у пациента появится шанс жить!

Фото: Пресс-служба правительства Пермского края

Но сегодня из-за коронавируса у пациентов с новообразованиями эта самая перспектива на жизнь под большим вопросом. Ведь чтобы вовремя удалить опухоль, надо ее выявить. А как ее выявить, если люди не идут к врачам, не обследуются — боятся заразиться новым вирусом, тоже смертельным, который тоже нередко не оставляет шанса на жизнь. Страх перед COVID-19 оказался сильнее страха смерти от рака. Да и в целом сегодня многие намеченные в нашем здравоохранении так называемые целевые показатели улетели в тартарары. Причем это касается не только выявления рака на ранней стадии, но и повышенной смертности заболевших в первый год установления им диагноза и постановки на учет.

За сухими «недотянутыми» процентами статистики — россияне, кому не удалось выжить, спастись от рака из-за пандемии. Агрессивному коронавирусу начихать, по-русски говоря, и на госпрограммы, и на планы врачей, и на переживания людей… Он живет по своим чудовищным законам, по принципу: кто сильнее — тот и прав. А новый инфекционный агент — возбудитель COVID-19 — сильнее. Полностью взять его под контроль человечеству пока не удается. Хотя способы его уничтожения в отдельно взятом организме человека найдены. Значит, победа над смертельным вирусом в мире дело времени. И в России сегодня ситуация с лечением ковида у больных намного лучше, чем это было год назад. А это немаловажно и для онкологических больных.

В прошлом году на фоне пандемии коронавируса летальность подросла и от болезней системы кровообращения. За январь–октябрь 2020 года составила 620,7 смерти на 100 тыс. населения, что на 6,6% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Причем в некоторых регионах рост оказался значительным. К примеру, в Самарской области от болезней системы кровообращения умерло наибольшее количество заболевших: прирост — на 34%! В Пензенской области — рост на 27%; в Липецкой — рост на 26%; в Оренбургской и Тюменской областях — увеличение на 25%.

Снижение зафиксировано лишь в Ставропольском крае — на 14,9%, в Республике Карелии — на 14% и в Сахалинской области — на 11%.

Еще одна новость, которая вряд ли обрадует наших законодателей и представителей власти. Во время пандемии 58% россиян стали больше выпивать и чаще от этого умирать. Боролись-боролись с пьянством в последние перестроечные десятилетия — и вот вам результат. Какой-то вирус всего за год (!) испортил благостную статистику, сеет смерть и среди выпивох. В российском пьянстве всегда кто-то виноват. Но на этот раз — COVID-19, без преувеличения. Еще в мае прошлого года в СМИ появилась обнадеживающая информация: «В России пить стали меньше, и количество больных алкоголизмом снизилось на 37%».

И даже Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в итоговом докладе за 2019 год отметила: «За последние 15 лет потребление алкоголя в России уменьшилось на 43%». А в августе 2020 года исследователи НИУ ВШЭ в одном из научных журналов опубликовали данные, согласно которым «с 2005-го по 2016 год объем потребления спиртных напитков россиянами упал с 18,7 до 11,7 литра чистого спирта на душу взрослого населения». На 7 литров!

Но… Сегодня на 58% увеличилось число тех, кто стал пить алкоголя больше, чем до пандемии. И резко выросло число смертей среди пьющих людей. Выходит, коварный вирус нанес удар даже там, где не ждали. Почему спиртное смертельно опасно для заболевших COVID-19?

— Любой алкоголь увеличивает риск заражения коронавирусной инфекцией, — пояснил главный внештатный специалист, психиатр-нарколог Минздрава РФ Евгений БРЮН. — Спирт, а он есть в любом алкоголе, — токсичное вещество, и в организме он повышает проницаемость мембран. Мембрана в наших клетках — это основной барьер, который препятствует проникновению инфекции, поэтому любая доза алкоголя увеличивает шансы заражения.

Возникает вечный российский вопрос: «Что делать?» Что делать сейчас, во время пандемии, когда угроза смерти от ковида нависла еще и на фоне увлечения алкоголем в России?

Как известно, в 80-е перестроечные годы с алкоголизмом начали бороться лихо: закрывали заводы, вырубали виноградники, устраивали безалкогольные свадьбы… А в последние годы вообще «произошла тихая антиалкогольная революция». Приняты жесткие законы. В магазинах спиртное стали продавать только днем и только совершеннолетним, по паспортам. Ввели штрафы: не только продавцам, но и подросткам грозила административная и даже уголовная ответственность за нарушение этих правил. И это сработало.

Но положительную картину перечеркнул COVID-19.

Благо сегодня в светлых умах людей, облеченных исполнительной и законодательной властью в России, вновь забрезжила идея: запретить продавать алкоголь лицам моложе 21 года, как это давно принято во многих развитых странах. По статистике, как только молодому человеку исполняется 18 лет, мальчики сразу начинают умирать чаще девочек. От чего, думаю, понятно. Недавно оперативный мониторинг показал: в структуре смертности начала возрастать роль алкоголя. Сегодня в России уже «10% смертей связаны с потреблением алкоголя». Выходит, в нашей стране каждая десятая смерть граждан происходит в результате пьянства! В целом от алкоголя в России гибнет столько же людей, сколько от ДТП, убийств и самоубийств вместе взятых. 

СПРАВКА «МК»

Сегодня в России в год от алкоголя умирает почти 400 тысяч граждан, в основном это мужчины. Злоупотребление алкоголем в нашей стране — одна из главных причин короткой продолжительности жизни, низкой рождаемости, слабого здоровья детей, в том числе и психического. И в трудоспособном возрасте мужчины умирают в 2–3 раза чаще, чем женщины. В начале века, в 2001 году, уровень смертности от алкоголя среди трудоспособного населения России составлял 33,7–42,1%. А это выше, чем в США и в развитых странах, в 3,5 раза!

И нельзя сказать, что Россия не боролась с пьянством. Боролась. Но все какими-то полумерами.

СПРАВКА «МК»

Впервые в России на государственном уровне формальные возрастные ограничения на продажу алкоголя были введены постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР (от 15 декабря 1958 года). Этот документ запрещал «продажу водки и других спиртных напитков несовершеннолетним» — гражданам, не достигшим 18 лет. В 1985–1990 годах во время антиалкогольной кампании минимальный возраст продажи алкоголя был вообще поднят до 21 года, но затем возвращен к 18 годам.

Как видим, алкоголизм в России никуда не делся. Напротив, только процветает! А теперь еще и убивает на пару с COVID-19. Нужно что-то срочно делать. Слов достаточно. Самое интересное, что и сами люди за более строгие меры. Согласно проведенным опросам, большинство россиян (57%) выступают за повышение возрастного ценза продажи алкоголя в России — с 21 года.

Тогда кто против? Но воз почему-то и ныне там.

3 ФЕВРАЛЯ — ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ БОРЬБЫ ПРОТИВ РАКА 

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *