Коллеги и друзья Шойгу раскрыли секреты его стиля управления


0
Categories : Политика

30 лет назад, 17 апреля 1991 года, Сергей Шойгу вошел в состав российского правительства в должности главы госкомитета, что приравнивается по полномочиям к должности министра или руководителя ведомства. Все последующие 30 лет, с одним небольшим перерывом в несколько месяцев (тогда Шойгу исполнял обязанности губернатора Московской области) он оставался в составе правительства в ранге министра.

Выпестованное им МЧС он возглавлял более 21 года. Так долго ни одним министерством в истории современной России никто не управлял. Сейчас девятый год служит Родине на посту Министра обороны. Это тоже рекорд пребывания в этой должности. До него с 1991 года министрами обороны России было семеро. Дольше всех служил Сергей Иванов – 6 лет, Анатолий Сердюков — 5 лет.

 Статистика, конечно, важна не сама по себе. Это лишь инструмент, средство для того, чтобы оценить явление. Так в чем же феномен Шойгу-управленца? Частично он сам ответил на этот вопрос своей книгой «Про вчера». Помогает на него ответить и документальный фильм, показанный по телеканалу «Звезда», где о Сергее Кужугетовиче отзываются глава МИДа Сергей Лавров и серб Эмир Кустурица, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и Заслуженный спасатель России, Герой РФ  Владимир Легошин, и еще многие и многие люди, которым повезло работать или встречаться с Шойгу.

Справка «МК»:

Из биографии

С 1991 по 1994 год — председатель Госкомитета РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

С 1994 года по 2012 год – министр МЧС

С 2012 года – министр обороны РФ.

Начальство не выбирают

За 30 лет в России сменилось 3 президента (вы их знаете) и 14 председателей правительства (у некоторых было по несколько заходов на эту должность). Среди премьер-министров есть настоящие тяжеловесы, вроде, Евгения Примакова или Виктора Черномырдина. Были проходные фигуры, от которых и след простыл в политической и экономической истории. Многие до сих пор трудятся на разных важных постах.

Согласитесь, 14 разных начальников за 30 лет – это много. Замучишься к каждому подход искать, будучи подчиненным. Но это если лебезить и демонстрировать преданность. У Шойгу, судя по всему, подход был один – личный профессионализм и компетентность. И это срабатывало, вызывало уважение, по крайней мере, не было случая, когда кто-то из президентов или премьеров устроил Шойгу публичный разнос.

Потенциал организатора и руководителя в 35-летнем Шойгу разглядел еще глава правительства РСФСР Иван Силаев. К тому времени Шойгу – уже успешный строитель из Сибири, на счету которого руководство несколькими крупнейшими объединениями. Те, кто видел Шойгу в те годы, говорят о его разносторонности, уверенности в решении вопросов, которые некоторые даже бы побоялись на себя брать.

Вот что вспоминает, например, руководитель ГлавБАМстроя, Герой Соцтруда Ефим Басин: «Произвел очень хорошее впечатление: молодой, энергичный, а самое главное — бывалый уже строитель, закаленный Сибирью, Северами. Для меня это было очень знакомо. Я прошел БАМ. Он семь школ сменил для своей дочки, я пять школ. Та закалка сибиряков, она, конечно, сближает».

Потом ему с Шойгу довелось не раз вместе работать. Например, на восстановлении инфраструктуры Грозного после первой чеченской войны.

А вот что говорил о главе МЧС Борис Ельцин после того, как поручил ему организовать взаимодействие с международными структурами для доставки гуманитарной помощи в воюющие между собой республики бывшей Югославии: «Человек сильный, умный, имеющий авторитет за рубежом, что очень важно… Он может разговаривать с одними и с другими так, как никто».

С Черномырдиным у молодого по политическим меркам министра была такая история. Шойгу рассказал о ней в своей книге. Как-то в недоброй памяти 90-е Виктор Степанович вызвал к себе главу МЧС. И вдруг: «твои замы и руководители на местах участвуют в заговоре, поезжай, разберись…».

Шойгу перед тем, как ехать куда-то «на правёж», написал рапорт: «Я своих подчиненных знаю и полностью им доверяю. Все услышанное — полная чушь и фантазии тех, кто не может разобраться в ситуации и выдумывает врагов и революционеров. Исходя из этого, при таком уровне доверия не считаю возможным оставаться на занимаемой должности. Прошу принять мою отставку».

Рапорт Черномырдин порвал. Этим все и кончилось.

Во-первых, это лучше всяких слов говорит о том, как строит Шойгу свои отношения с подчиненными (об этом речь впереди). А, во-вторых, показательно для отношений с начальством: какая может быть работа, если нет доверия?

Черномырдина сам Шойгу оценивает высоко: «Человек, абсолютно стабилизирующий… В самых сложных ситуациях я не видел, чтобы он выходил из себя или за рамки… Никогда не позволял перейти на тон, интонацию обвинения кого-либо в любой, даже чрезвычайной ситуации. Учителей было много, но настоящих учителей, наверное, единицы, и конечно Виктор Степанович — один из них».

А вот цитата из Владимира Путина в пору первого его президентского срока, в начале 2000-х. Дело было на совещании по итогам ликвидации последствий сильнейшего наводнения в Красноярском крае и Якутии: «Прошу Сергея Кужугетовича подготовить списки и представить к государственным наградам, а самого Шойгу хочу обрадовать — вместо отпуска, в который вы собрались, я вас прошу срочно заняться организацией поставок гуманитарной помощи в Афганистан».

Фраза «подготовить списки к награждению» сопровождает Шойгу-министра уже три десятилетия. В прошлом году, например, в разгар ковидной эпопеи военные строители Минобороны сделали невозможное – менее, чем за год построили по стране 31 госпиталь. Все оснащены по последнему слову медтехники и укомплектованы подготовленными кадрами. Путин, на совещании по проблемам коронавируса распорядился отличившихся на ударной стройке наградить, а, обращаясь к главам регионов и губернаторам, потребовал тиражировать опыт строителей Шойгу.

Сразу вспоминается старая шутка о 3D-принтере для тиражирования самого Шойгу, чтобы можно было назначит сразу на несколько должностей.

Пожалуй, одно из главных качеств, которое сделало из Сергея Шойгу «правительственного долгожителя», назвала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Когда мы вместе начали работать в правительстве Примакова, я очень быстро попала под обаяние этого человека. И помню рядом его надежное плечо в те очень-очень непростые времена. Знаете, с ним хоть в огонь, хоть в воду — ничего не страшно».

Мыслить нестандартно

В своем первом телевизионном интервью в Сибири на рубеже 80-х и 90-х Шойгу ответил журналисту на вопрос, в чем должна выражаться роль руководителя: «В первую очередь, в подборе кадров, тех людей, которые сегодня способны привнести что-то новое в экономику города, экономику области».

В этой фразе ключевые слова, конечно — «способны привнести что-то новое». Сам Шойгу именно из таких.

Взять хотя бы созданные с нуля МЧС или миротворческие силы. Решены тысячи организационных и технических вопросов, которые до этого никто не решал. В МЧС при Шойгу практикой стало применение поисковых собак и «минуты тишины» при разборе завалов, появились роботы различного назначения — пожарные, поисковики, саперы. Поддержку получил самолет-амфибия Бе-200 — эффективное средство тушения лесных пожаров…

На посту военного министра у Шойгу тоже нашлось, где приложить умение привнести что-то новое. Начальник Генштаба Валерий Герасимов так сформулировал эту заслугу: «Если говорить о стиле и методах работы Сергея Кужугетовича, наверное, самое важное место занимает постоянный поиск новых нестандартных, неожиданных решений. Их было достаточно и в вопросах боевой практики, в Сирии и Крыму».

Министр увидел вопросы там, где раньше десятилетиями у командиров Советской, а потом Российской армии никаких вопросов не возникало. Например, почему боец должен ходить в баню и мыться один раз в неделю? Почему он должен менять бельё только раз в неделю, проводя при этом всё своё время, с утра до ночи на полигоне? Почему стирать портянки и подворотнички или нательное бельё бойцы должны в рукомойнике? Почему, вообще, в третьем тысячелетии — портянки?

Мало задать вопросы, куда важнее их решить. Сейчас в казармах от Сирии до Арктики есть душевые кабины, стиральные машинки, бытовые комбинаты. На военных форма и обувь «вежливых людей», удобная, комфортная, адаптированная к местному климату.

А еще из того, что появилось при Шойгу — внезапные проверки боеготовности войск, Национальный центр управления обороной страны, современные военные городки в Арктике, Главный храм Вооруженных сил и мемориал «Дорога памяти», парк «Патриот» для семейного отдыха, армейские игры с танковым биатлоном и десятками других военных конкурсов, форум «Армия», детское движение «Юнармия», военный технополис «Эра», научные и научно-производственные роты… Устанешь перечислять.

Шойгу о всем этом говорит просто: «Хочется оставить что-то после себя».

Армия получила современное оружие. Перевооружили военную авиацию, сухопутные войска, начали обновлять флот, в том числе стратегический. Качественно изменились войска радиоэлектронной борьбы. В десятки раз выросло количество высокоточных ракет.

С 2012 года удвоилось количество контрактников. Срочнику за год многие виды оружия просто не освоить. Разрешили поступать в некоторые военные училища девушкам. Добро дал, разумеется, Шойгу.

В 2009 году Шойгу «по совместительству» возглавил Русское географическое общество. И туда привнес новации. Например, фотоконкурс «Самая красивая стран», географический диктант, новые исследовательские экспедиции на Курильские острова, в Балтийском море…

«Подвести Шойгу – смерти подобно»

А как подчиненные относятся к Шойгу? Боятся? Вряд ли. Из страха инициатива не родится. Скорее, наоборот, загнется.

Российский спасатель, Герой РФ Владимир Легошин вспоминает, как Шойгу лично их встречал каждый раз на аэродроме при возвращении с очередных чрезвычайных ситуаций, длительных, сложных командировок, зимой и летом. «Когда видишь родное лицо, сразу настроение поднимается… Сергей Кужугетович нас встречал, значит, хорошо отработали».

Единственная женщина среди заместителей Шойгу в военном ведомстве Татьяна Шевцова так описывает алгоритм отношений министра с замами: «Такое словосочетание, как «и так сойдёт», либо «хорошо», либо «удовлетворительно» — это абсолютно не наша тема. Для нас, его заместителей, даже не столь страшна его критика, если мы что-то не так делаем, сколько очень страшно подвести его. Потому что подвести — это смерти подобно. Поэтому мы всегда детально глубоко «грузимся»  в те поручения, которые от него получаем, чтобы действительно получить оценку «отлично».

Еще один зам Шойгу, как раз по строительству — Тимур Иванов, объяснил, что помогает решать задачи, наподобие возведения антиковидных госпиталей: «Это только благодаря слаженной работе. Чему учит и к чему призывает Сергей Кужугетович? Во-первых, слаженная работа, система управления и, конечно, небезразличность. Каждый человек по своему уровню должен чётко понимать, почему он это делает. Вопрос мотивации, вопрос осознания того, что это — наша страна, мы хотим здесь жить, жить хорошо, и для этого надо работать».

Ну, и в конце цитата Сергея Шойгу: «Ты доверяешь людям, и в результате получается… Мне кажется, что мне везёт на коллег и на людей, с которыми я встречаюсь».

Надо полагать, везет и тем, с кем Сергей Шойгу общается, кто входит в его доверительный круг, и кто с ним работает.

Смелость города берет

МЧС – особая история. По сути, она была создана с нуля энтузиастами, вроде Шойгу. Первая команда – семь человек. Вот что о том периоде рассказывает Сенатор Юрий Воробьев, который вместе с Шойгу создавал новую структуру: «Жить негде, работать негде, что делать — не вполне понятно, где это делать, в каком месте — тоже непонятно. Даже зарплаты — не понятно. Ничего не понятно. Но что было понятно совершенно точно — что мы не должны ударить в грязь лицом».

Шойгу то время описывает так: «Тех, кто пришел, мало волновали власть, карьера. А если говорить еще точнее, то совсем не интересовали. Они с горячими глазами приходили и говорили: вы знаете, появились ребята, которые наладили производство первого гидравлического инструмента. Это будет наш, отечественный! Давление 870 атмосфер! Взяли гидравлику от самолета Су-25…».

За несколько лет МЧС выросло в мощнейшую структуру со своей логистикой, авиацией, центром медицины катастроф. Это позволило ей успешно действовать в десятках крупнейших техногенных и природных катастроф в России и за рубежом.

Одна из первых операций — в 1991 году на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе. Там обломилась верхушка 700-тонной трубы и повисла на высоте в несколько десятков метров. Падение огромного фрагмента было бы равносильно 9-бальному землетрясению. А рядом —  резервуары с токсичными жидкостями. Были собраны лучшие взрывотехники и  промышленные альпинисты. Убрать надломленную часть решили направленным взрывом. Все получилось.

Потом были сложнейшие работы на месте землетрясения в Нефтегорске на Сахалине, ликвидация последствий крушения тяжелого самолета «Руслан» на жилые дома в Иркутске, миротворческие операции в Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе, Югославии, восстановление транспортного коридора для доставки гуманитарных грузов в Афганистан через перевал Саланг…

При работе за рубежом Шойгу и в качестве главы МЧС, и на посту Министра обороны часто приходилось мирить противоборствующие стороны. Глава МИД Сергей Лавров как никто другой, наверное, может оценить его дипломатические способности: «Он и жесткий одновременно переговорщик, но и гибкий. Когда он понимает, что мы достигли в переговорах точки, когда партнер действительно раскрыл все свои карты, в этот момент возможны договоренности, которые будут устраивать обе стороны, и которые очень важно зафиксировать. Сергей Кужугетович очень тонко чувствует эту линию, за которой лучше не передавить».

Герой Советского Союза Руслан Аушев, вспоминая о поездках Шойгу на Северный Кавказ в непростые для Чечни и Ингушетии времена, когда полыхнула война, говорит: «Можешь с ним спорить, можешь говорить и понимаешь, что он будет справедлив. На Кавказе нужна одна вещь — справедливость. Он строитель, и у него задача строить, а не ломать».

О работе МЧС России в Сербии после бомбежек НАТО в 1999 году министр обороны Александр Вулин до сих пор вспоминает с волнением: «Главным воспоминанием остается чувство надежды, которое они несли и его улыбка, человека, который был в этот момент здесь, с нами вместе, в тот тяжелый период, когда многие отвернулись от нас… Нам в те дни и ночи было легче от сознания того, что мы не одиноки».

Сербский режиссер с мировым именем Эмир Кустурица особо отметил успехи России в борьбе с терроризмом в Сирии и создание там российской базы Хмеймим. «За таким вооружением нельзя не заметить желания, духа, квалификации самого министра, который развил военный потенциал страны, России, о которой говорят, что она граничит только с Богом», — говорит Кустурица.

Но еще до операции ВКС в Сирии была «Крымская весна» 2014 года. Она случилась через два года после того, как Шойгу возглавил министерство обороны. Возглавил, как спасатель, в очень сложное для армии время. В результате серии непродуманных реформ она оказалась практически деморализована.

Начальник российского Генштаба генерал армии Валерий Герасимов вспоминает о том времени так: «Изменения произошли сразу после назначения Сергея Кужугетовича. Первое. Были отменены принятые ранее непопулярные решения, те, которые противоречат самому укладу военной службы и идут в разрез с армейскими традициями. Параллельно где-то в течение месяца или полутора был проведён тщательный анализ положения дел, разработан план мероприятий Министерства обороны на 5 лет с учетом приоритетов».

Цитата Шойгу того времени лаконичнее: «Реформе армии нужен здравый смысл».

Начинали с восстановления системы управления Вооруженными силами. «Управление должно быть действительно управлением, а не кулаком об стол» — цитата Шойгу.

Национальный центр управления обороной страны обеспечил современную круглосуточную связь с каждым военным округом, частью и базой — от Сирии до Арктики, а также обработку информации в режиме онлайн. Наладили контроль. 

Теперь в Минобороны в каждый момент времени знают, где войска, чем заняты, сколько потребили электроэнергии, воды, тепла, газа, сколько выдано обмундирования, израсходовано боеприпасов, какой налет в авиации, каков остаток топлива. За полгода с небольшим установили в военных городках почти 114 тысяч приборов учёта. Экономический эффект — до 3,5 млрд рублей в год. Вот что делает учет и контроль.

К 2014 году, говорит Шойгу, у страны появился инструмент для решения задач любой сложности. Например, обеспечить безопасное и свободное волеизъявление крымчан на референдуме. «Я лично счастливый человек, что мне довелось участвовать в этой большой, огромный и крайне важной для нашей страны работе. Я могу считать свою жизнь состоявшийся после всего того, что было сделано», — оценивает те события Шойгу.

***

Из таких нравственных установок, черт характера, воли руководителя, таланта организатора и складывается то, что объясняет феномен Шойгу-управленца. Так считает верный член команды Шойгу – первый заместитель министра обороны Руслан Хаджисмелович Цаликов. Образно он выразил это так: «По льду бегают многие, а шайбу забивают не все. Так устроено человечество». Сказал, вроде, по поводу еще одного увлечения министра – хоккея. Но на самом деле — в точку. Лучше не скажешь.

И что-то подсказывает, что впереди у Шойгу еще очень немало важной для страны работы. И достижений тоже.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *