«Болела коронавирусом три раза»: россияне в красках расписали повторные заражения


0
Categories : Общество

В начале пандемии предполагали, что переболеть коронавирусом можно лишь раз. Но уже через несколько месяцев начали появляться новости о повторных заражениях. А через год уже никого не удивляют пациенты, переболевшие COVID-19 трижды. «МК» собрал истории тех, кто был инфицирован несколько раз и узнал у экспертов, чего ждать дальше.

Фото: Геннадий Черкасов

Поначалу ученые считали возможность повторного инфицирования близкой к фантастической. Ведь повторных пациентов с пандемическими коронавирусами, которые фиксировались в мире в 2003 и 2014 годах, не было. Переболевшие в начале нынешней пандемии облегченно вздыхали: ну все, отстрелялся.

А потом стали появляться научные данные о том, что антитела не вечны, да и защищают они не всегда.  

Как рассказала «МК» микробиолог, ассистент кафедры науки педагогического факультета Manchester Metropolitan University Виктория Доронина, поскольку вирус новый, вначале про него было мало что известно: «Возможность повторного заражения рассматривали, но решили, что она маловероятна, поскольку вирус мутирует относительно медленно по сравнению с вирусом гриппа.  У вируса гриппа ежегодные повторные заражения — результат возникновения новых штаммов, к которым, в отличие от прошлогодних, иммунитета пока нет. 

Затем дело с коронавирусом осложнилось тем, что у многих людей тесты выявляли РНК вируса через месяцы после окончания острой инфекции. Встал вопрос: не повторные ли это заражения? Но выяснили, что если РНК вируса можно найти, то вирусных частиц, способных к размножению, у таких людей нет.

Стало понятно, что ПЦР реагирует на обломки вируса, которые с движением ресничек, выстилающих лёгкие, движутся к выходу через глотку и нос. Поэтому на новости о случаях повторного заражения учёные некоторое время реагировали скептически. Пока не появились железно задокументированные: положительный ПЦР тест (а их обычно делают несколько повторов наверняка), потом выздоровление, а через несколько месяцев — повторный положительный тест.

Причём протекание заболевания варьировалось. У некоторых повторно заражённых в первый раз болезнь протекала тяжело, а во второй раз бессимптомно, и поймали их случайно, у других наоборот».

Первым подтверждённым случаем повторного заболевания стала история 33-летнего гонконгца.

«В марте 2020 он заболел, вероятно, заразившись от приехавшего лондонского коллеги. У гонконгца был положительный ПЦР тест, симптомы слабые, но в Гонконге госпитализируют всех поголовно с положительной ПЦР, — рассказывает Виктория Доронина. — В госпитале он пробыл три недели, хотя симптомы уже прошли, несколько тестов на COVID-19 были отрицательные. 

Через 4,5 месяца ПЦР снова оказался положительным, когда он был тестирован по возвращении из Испании. На этот раз у него не было вообще симптомов, но у него было много вирусных частиц, т.е. он был заразен. Что интересно, когда прочитали последовательность РНК штаммов, которыми он был заражён, она была разная. Она отличалась на 24 «буквы» РНК и в 9 белках. 

Вторым случаем был случай в США, опять молодого мужчины, где первое заражение случилось в апреле. Второе заражение было в конце мая, болезнь протекала более тяжело».

«Второй раз — тяжело»

И все же у нас до сих пор факты повторных инфицирований признают неохотно.

«Я сама переболела дважды, что подтверждено и анализами ПЦР, и тестами на антитела. У меня таких знакомых целая куча, но никто не хочет этого признавать! Как же так? Столько последствий постковида и после второго раза все ещё хуже. Как же нам всем доказать то, что реально больных намного больше и надо им помогать?» — говорит Алена из Новосибирска.

«Пять месяцев назад переболел этой дрянью, думал — все самое страшное позади, — рассказывает Марк. — Еще не до конца оклемался, и вот у меня снова положительный ПЦР. Выходил из дома только в магазин, банк и аптеку. Так что не забывайте о средствах защиты и будете внимательнее».

«Мы переболели в марте-апреле и в декабре всей семьей. Оба раза думали, что простуда. Первый раз температуры почти не было. Муж болел легко, сын посложнее. Я 1,5 месяца мучилась, постковид 3 месяца и потом еще «хвостики» тянулись. В декабре я болела значительно легче, через четыре дня полегчало вообще без таблеток. У мужа и сына были высокие температуры, они посложнее болели», — делится своей историей Серафима.

«Случаи повторных заболеваний, конечно, есть, однако их, к счастью, немного, — рассказал «МК» врач одного столичного «ковидария», пожелавший остаться анонимным. — Некоторые люди болеют второй раз тяжелее, другое — легче, никакой закономерности нет.

К тому же пока очень сложно отличить действительно случаи повторного инфицирования от длительной персистенции (присутствия в организме) вируса. Даже если антитела то пропадают, то появляются, это вообще ни о чем не говорит. Достоверно определить повторное заражение можно, только проведя анализ генетического секвенирования вируса — это исследование позволяет выявить конкретный штамм SARS-CoV-2. В России его делают, однако в исключительно редких случаях».

Кроме того, ученые до сих пор не могут определиться, если ли у нового коронавируса антитело-усиливающий эффект: им обладают некоторые вирусы. И если он присутствует, каждое новое заражение проходит тяжелее предыдущего, и в какой-то из последующих разов вирус убивает хозяина. Такой эффект есть, например, у вируса лихорадки Денге. С SARS-CoV-2 ясности нет, но немалый процент заболевших повторно отмечают более тяжелое течение инфекции.

«В апреле 2020 года я болел практически без симптомов, — рассказывает Максим. — Второй раз тяжело, с госпитализацией по причине двухсторонней пневмонии в январе этого года».

«Второй раз я заболел через полгода после первого, и гораздо тяжелее, — говорит Сергей. — С сильными мышечными болями, высокой температурой, одышкой и пропажей обоняния. Ну и бессонница до сих пор со мной».

«Первый раз, в августе, было поражено 1 лёгкое на 1%, — вспоминает Нина. — Еще была слабость и температура не высокая. Второй раз — температура вообще не сбивалась, как в бреду 2 недели, легкие поражены оба, 30 и 35%».

«Я болела 12 мая и 19 октября. Второй намного тяжелее, с большим поражением легких, и постковидных осложнений больше. Вылезли вены, появилась жуткая тахикардия и впервые «расцвела» неврологии во всей красе — боли, депрессия, апатия, ощущение смерти. Ну и когнитивные функции просели по полной. Постковид до сих пор», — отмечает Ульяна.

Впрочем, многие пациенты отмечают, что второй раз болели гораздо легче. Любопытно, что среди них высока доля тех, кто после второй болезни жалуются на длительный и тяжелый постковид.

«Все три заражения подтверждены»  

Все больше среди переболевших тех, кто уверен в том, что заражался уже трижды. Ирина рассказывает свою историю: «В апреле переболела нормально, пекло в груди, температура, исчез глубокий сон. В июне — просто отбило обоняние. А в августе по полной отхватила: температура, проблемы с ЖКТ, извратились запахи и потом очень долго воняло тухлятиной.

На сердце получила осложнение, легкие еле работали. Без одышки не могла дойти до туалета. И еще появилась дикая усталость».

«Уверена, что мы всей семьей переболели три раза. У нас есть выписки из ковид- госпиталя с диагнозом COVID-19, но без подтвержденных анализов, поэтому врачи в поликлинике говорят, что мы не болели. А в больнице говорили, что им не нужны анализы: врачи видят его симптоматику и им этого достаточно.

Когда третий раз заболели, участковая врач сказала, что это грипп. Но мы уже до этого два раза болели и отлично знаем симптомы. Потом у меня развилась пневмония, цитокиновый шторм, муж уже был на тот момент госпитализирован. Мы уж точно симптоматику ни с чем не перепутаем», — рассказывает Ольга.

«Первый раз я заболела в мае прошлого года, это было самое жуткое состояние, две «скорые». Второй раз — в августе, лечилась дома. Уже было легче, но последствия длинные. А третий — в октябре, с высокой температурой, но все же легко, хотя последствия затяжные. Уже почти вышла из этого состояния, буду прививаться», — рассказывает Лана.

Как считает Мария, она тоже болела трижды: «У всех окружающих диагноз один — психосоматика. Но куда подевать диагноз пневмофиброз на рентгеновском снимке и кучу симптомов?»

Владлена также уверена в том, что ее семья успела переболеть трижды: «Третий раз — самый тяжелый. Вероятно, мы поймали мутировавший вирус. Заболели, хотя у нас были антитела. Спасибо докторам, которые уже научились вытаскивать больных с того света, в первый раз мы бы такое не пережили.

Жаль, сейчас все расслабились: дают больничный на 5-7 дней, не обращают внимание на симптоматику COVID-19, а эти люди вынуждены перемещаться, в ту же самую поликлинику, где в очереди с записью за 2 недели, сидят здоровые люди, в том числе и пожилые».

«У меня тоже сейчас идет третий раз, — пишет в соцсети еще одна Мария. — Хотелось бы понять, насколько тяжелее он с каждым разом. В апреле у меня было лёгкое течение, а в октябре намного сложнее. Боюсь этого раза».

Анна уверяет, что все три ее инфицирования лабораторно подтверждены: «Первое было в начале августа, второе — в конце октября, третье — в данный момент. Все три раза начинались одинаково: с полной потери обоняния и вкуса и высокой до 40 температуры, а также слабости и ломоты и боли во всем теле. После второго раза у меня появились нарушения зрения, памяти, внимания. В этот раз собралось все вместе и, кажется,что это не закончится никогда».

Коронавирус или мнительность

Некоторые из тех, кого COVID-19 накрывает волнами, подозревают, что вирус, поселившись в них раз, периодически просыпается. «Я переболела в конце февраля 2020 года, — рассказывает учитель Нина Николаевна. — Выйдя на работу с 1 сентября, на протяжении всего учебного года я и те, кто так же преподаёт и болел, регулярно раз в 2 месяца цепляем вирус. Думаю, это не рецидив, а скорее мутация вируса в организме. Симптомы одинаковые: кашель, боль в мышцах, высыпания, одышка, судороги, потеря вкуса, запаха».

Не исключено, что именно так и проявляется персистенция (способность патогенных видов микроорганизмов к длительному выживанию в организме хозяина) вируса: волнами, с клинической картиной нового заболевания.

«Повторные заболевания с ковидной симптоматикой могут быть и реактивацией (когда один и тот же вирус «просыпается), и реинфекцией (повторным заражением), — считает иммунолог Илья Бобров. — Нельзя исключать и вообще другого возбудителя респираторной инфекции, который дает похожую симптоматику.

На фоне ослабленности организма постковидом другая инфекция может протекать «непривычно» или тяжелее. Ориентироваться на симптомы сложно: проявления могут быть любые, иногда при повторном COVID-19 они совсем не похожи на предыдущий раз. Конечно, подтвердить повторную инфекцию можно только секвенированием генома вируса, но у врачей и больниц нет ресурсов этим заниматься. И, конечно, важно, есть ли в вашем окружении заболевшие — тогда шансы, что у вас повторное инфицирование, выше».

«После года прохождения вируса через населениe Земли SARS-CoV-2 мутировал, несмотря на относительную устойчивость генома, — отмечает Виктория Доронина. — Сейчас появились новые варианты исходного вируса, которые значительно отличаются от него. Что позволяет им избегать уже сформировавшегося иммунного ответа и заражать повторно переболевших.

Некоторые из новых вариантов, например, бразильский B.1.1.248, способны к массовому заражению людей, переболевших исходным штаммом. И наконец, многие болеющие COVID-19 не знают о существовании «лонгковида», когда симптомы заболевания продолжаются месяцами после официального выздоровления. 

Люди приписывают симптомы «лонгковида» повторному заражению, которое происходит с частотой где-то 2 на 1000 (0.26%). Тогда как «лонгковид» встречается у 10% переболевших (10 из 100).

Его главные симптомы: крайняя усталость (утомляемость), одышка, боль  или стеснение в груди, проблемы с памятью и концентрацией («мозговой туман»), проблемы со сном (бессонница), учащенное сердцебиение, головокружение, покалывание в теле, боль в суставах, депрессия и тревога,  шум или боли в ушах, плохое самочувствие, диарея, боли в животе, потеря аппетита, высокая температура, кашель, головные боли, боль в горле, изменение обоняния или вкуса, высыпания.

Фото: АГН «Москва»

«Лонгковид» определяется как сохранение одного или более из этих симптомов через 12 недель после диагностики COVID-19. Вероятность появления долгосрочных симптомов не связана с тяжестью заболевания. Люди, у которых сначала были легкие симптомы, могут иметь долгосрочные проблемы».

По поводу клеточного иммунитета при COVID-19 (именно он запускает выработку новых антител при встрече организма со знакомым) вирусом тоже пока нет единого мнения. Обнадеживает теория о том, что, в отличие от антител, клетки иммунной системы могут реагировать даже на мутировавший вирус и подавлять его. «Хорошие новости в том, что клеточный иммунитет показан для коронавируса и сохраняется, минимум, в течение полгода. И, чем тяжелее болел человек, тем сильнее  у него клеточный иммунитет. Но клеточный иммунитет — не панацея, иначе не было бы повторных заражений», — говорит Виктория Доронина. 

Прививаться ли болевшим

Важный вопрос: каковы с точки зрения повторных заражений перспективы у вакцин и вакцинированных?

«Официально подтвержденные случаи повторных заражений иллюстрируют проверенное на других примерах, что у людей, переболевших в лёгкой форме, зачастую слабый иммунный ответ. То есть вакцинироваться нужно и переболевшим», — говорит Виктория Доронина.

Ученые отмечают, что вакцины вызывают более сильный иммунный ответ, чем заражение вирусом, поскольку концентрация вызывающего иммунный ответ антигена в них гораздо выше, чем при инфекции.

«И даже если отмечается, что вакцина вызывает более слабый ответ против какого-то штамма, надо понимать, что этого всё равно будет достаточно, чтобы ослабить заражение. А это может быть разница между неделей дома и месяцем в больнице, — считает Доронина.-  Но дальше нужно смотреть по типу вакцины. РНК (Пфайзер, Модерна) и ДНК (АстраЗенека, Спутник V, Джонсон и Джонсон) вакцины вызывают образование антител к одному белку вируса. Если белок значительно изменится, он не будет узнаваться уже имеющимися антителами. 

Для РНК-вакцин можно достаточно быстро создать модификации вакцины, приспособленные под новые варианты. У ДНК-вакцин иммунитет создаётся не только на белок коронавируса, но и на сам носитель — аденовирус.

Уже появились «традиционные»  вакцины из убитых частиц вируса,  который не может заражать клетки человека и размножаться в них. При их использовании иммунитет создаётся не на один белок, а на несколько, поэтому вирусу сложнее уклониться от иммунитета… 

Быстрое распространение британского варианта, который вытеснил исходный штамм на территории Европы, показывает, что избежать распространения новых штаммов нельзя. Бразилия только кажется далёкой. Неизбежно попадание этого штамма сначала в Европу, потом он доберется и до России. Выбор — только между повторными заболеваниями с неизвестным исходом или их предотвращением с помощью вакцинации».

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *