Россиян собрались сажать за участие в заграничных семинарах нежелательных организаций


0
Categories : Политика

Россиян, поучаствовавших за границей в семинаре, организованном иностранной организацией, которая признана в России нежелательной, будут по возвращении привлекать к уголовной ответственности и сажать на срок до 4 лет. УК планируется ужесточить уже в мае. Но объявление любого протеста в России следствием подрывного влияния Запада дезориентирует прежде всего саму власть, считают политологи.

Фото: pixabay.com

На самом деле речь идет о двух законопроектах — один уточняет само понятие «нежелательная организация», деятельность которой на территории РФ категорически запрещена, а другой — радикально переписывают ту статью УК под номером 284.1, которая карает нарушителей этого запрета. Под этими инициативами стоят подписи тех же депутатов Госдумы из фракций «ЕР», КПРФ, «СР» и ЛДПР, которые подписались под законопроектом, запрещающим участвовать в парламентских выборах всем «причастным» к деятельности экстремистских организаций.

Все они — члены думской Комиссии по иностранному вмешательству, и её председатель Василий Пискарев среди авторов тоже («ЕР»).

Изучение пакета сопроводительных документов к тем двум законопроектам, о которых сейчас речь, показывает: полностью готовы к внесению они были ещё в начале декабря 2020 года, но по какой-то причине тогда в парламент не попали. Чтобы понять, кого и за что они собираются сажать на этот раз, сначала вспомним, что такое «нежелательная организация». 

«Нежелательными» на территории РФ с 2015 года могут объявить иностранную или международную неправительственную организации (НПО), которая, по мнению российских властей, «представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства».

В 2018 году было сделано уточнение: угрозой считается и любая деятельность, «способствующая либо препятствующая выдвижению кандидатов, списков кандидатов, избранию зарегистрированных кандидатов, достижению определенного результата на выборах». Присвоение этого статуса оформляется решением Генпрокуратуры, согласованным с МИДом. «Нежелательной» организации работать в России категорически запрещено, с ней нельзя иметь дело российским гражданам и юрлицам — под угрозой административной или даже уголовной ответственности.

В реестре «нежелательных», который ведет Минюст, сейчас 31 организация. Это всевозможные американские и европейские фонды, общества и институты. Первым в 2015 году попал под раздачу «Национальный фонд в поддержку демократии» — американская организация, созданная для «продвижения демократии» в других странах и финансируемая Конгрессом США. Последней, в декабре 2020 года — «Ассоциация школ политических исследований при Совете Европы» (Франция).

С 2015 по 2019 годы ежегодно, как будто выполняя некий план, Генпрокуратура признавала «нежелательными» по 3-4 организации, а вот в 2020 году в реестр включили сразу 12 иностранных и международных неправительственных организаций. И если поначалу с территории РФ выдворялись преимущественно американские организации, то по мере обострения отношений России с миром на дверь все чаще стали указывать европейским структурам и организациям.  

Но все нынешние запреты, уже прописанные в законах и реализованные на практике, не работают, признают авторы внесенных в Госдуму сейчас законопроектов, и нужны «дополнительные меры по противодействию проникновения на территорию РФ нежелательных организаций и блокированию попыток их деструктивного влияния на социальные и политические институты российского общества».

Им нельзя здесь — так они за рубежом, куда рука российского правосудия не дотягивается, проводят тренинги, создают центры, приглашают туда россиян и учат их там не тому. Чему? «Влиянию на избирательные кампании, организации массовых беспорядков, несанкционированных политических акций и формированию в российском обществе терпимости к употреблению наркотических средств путем пропаганды их употребления и легализации наркотиков». Так говорится в пояснительной записке. 

А если кто ещё не испугался, тех наверняка добьет упоминание о том, что «в некоторых случаях организаторы тренингов и семинаров используют в качестве учебного материала пиаркомпании запрещенной в Российской Федерации террористической организации «Исламское государство».

Кто, где? Какие центры? Какими нежелательными организациями организованы тренинги?

Ответов на эти вопросы нет. «Комиссией Госдумы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России установлены многочисленные факты» прохождения россиянами за рубежом вредоносных, сеющих протестные настроения в массы тренингов, и «компетентные органы» сообщают, что такого рода тренинги проходят за рубежом «регулярно». Вот и всё, что можно узнать о степени серьезности угрозы из пояснительных записок.

Ни одной организации, ни одной фамилии обученного там смутьяна, ни одного названия центра. Возможно, вся эта информация была доложена думской комиссии, но широкой публике она неизвестна: заседает эта структура, за очень редкими исключениями, в закрытом режиме. В своем комментарии г-н Пискарев разве что уточнил, что «в поле зрения комиссии находится около 10 таких центров и более 40 их выпускников».

Чтобы нейтрализовать страшную, придется поверить на слово, угрозу, предлагается считать правонарушением и наказывать административно и уголовно не только попытки реанимировать деятельность нежелательных организаций в России, но и участие в мероприятиях этих организаций, даже пассивное, за рубежом. Кроме того, нежелательными впредь будут объявляться и российские организации, которые оказывает в России посреднические услуги с финансами и имуществом нежелательным иностранным организациям…

Одновременно ужесточается и та статья УК 284.1, которая появилась в 2015 году и обещает штраф от 300 до 500 тысяч рублей, а в худшем случае — лишение свободы на срок до 6 лет руководителям и участникам нежелательных организаций, которые и после объявления их вне закона пытаются продолжать работу на территории России. Уголовные дела по ней пока ещё заводятся лишь против тех, кто ранее в течение года два раза привлекался за то же самое к административной ответственности.  

Теперь же предлагается отделить рядовых участников, каковыми признаются и те, кто постоянно проживает не территории России, но участвовал в зарубежных мероприятиях нежелательных организаций, от руководителей. 

Для участников достаточно одного административного наказания, и жди уголовного дела с перспективой получить в худшем случае от 1 до 4 лет лишения свободы с лишением права в течение 10 лет занимать определенные должности и определенной деятельностью. А вот для руководителей никакой административной преюдиции вообще больше не будет: уголовными делами бить их станут сразу, причем штрафом уже не отделаешься, а сроки лишения свободы — от 2 до 6 лет. С тем же длительным запретом на профессии…

В статье 284.1, кстати, есть примечание, которое освобождает от уголовной ответственности тех, кто добровольно прекратил сотрудничать с нежелательной организаций и работать с ней. Но и тут депутаты Госдумы предлагают выставить новое условие: освободиться от уголовной ответственности можно будет лишь в том случае, если добровольно прекративший сотрудничество ещё и «активно способствовал» раскрытию преступления и помогал следствию. То есть сдавал адреса, пароли и явки.

«Принимая во внимание сложившуюся внутриполитическую и социальную ситуацию в стране, указанные изменения будут способствовать ее нормализации и недопущению дестабилизации обстановки»,- так поясняют необходимость очередного ужесточения УК депутаты. В общем, всё плохо, иначе страну не спасти. 40 человек поставят её на дыбы.

Законопроекты, предполагающие внесение изменений в УК, не могут рассматриваться без официальных отзывов правительства и Верховного суда. Правительство идею ужесточения статьи 284.1 поддержало. А вот Верховный суд «за» не высказался. В его отзыве отмечается, что отмена административной преюдиции для руководителей нежелательных организаций «существенно усилит ответственность», а Регламент Госдумы вообще-то требует, чтобы законопроекты, которые предлагает ужесточить ответственность за какое-то противоправное деяние, должны «сопровождаться мотивированным обоснованием, подтвержденным убедительными сведениями и статистическими данными, свидетельствующими о недостаточности существующего правового регулирования, а также специальными исследованиями, доказывающими целесообразность введения новых норм, предусматривающих уголовную ответственность за такие деяния».

«Пояснительная записка к законопроекту не отвечает указанным требованиям и такого обоснования не содержит», — констатирует ВС. И напоминает, что с 2015 по 2019 годы в России не было ни одного осужденного по статье 284.1.

Отзыв ВС писался в прошлом году, как и законопроект, и на тот момент действительно никаких приговоров не было. Сейчас уже есть более свежая статистика: по данным Судебного департамента ВС, в 2020 году появились первые двое осужденных по этой статье УК. А в феврале 2021 года к 4 годам условно приговорили почти два года ожидавшую суда под домашним арестом активистку «Открытой России» Анастасию Шевченко.  

Статьи УК, ужесточающие ответственность за какие-то преступления, не имеют обратной силы, то есть тех, кто до вступления закона в силу ездил за рубеж на семинары или конференции, организованные нежелательными в России организациями, или сам читал там лекции,  пока могут спать спокойно. 

Кстати, и среди авторов законопроекта, и среди известных единороссов есть те, кто в свое время учился на курсах и даже годами сотрудничал с организациями, потом в одночасье ставшими нежелательными, то есть такими, связь с которыми могут счесть пятном в биографии.

Политолог Константин Калачев в разговоре с «МК» напомнил, что «на самом деле курсы, лекции и семинары Национального демократического института США, например, проходили практически все политические старожилы России, так или иначе в 90-х годах все учились по их книжкам, и память об этом не дает нынешней элите покоя».  

Логика в принятии такого рода законов просматривается, считает г-н Калачев: они нацелены на «полный разгром несистемной оппозиции». «Очевидно и понятно, что для тех участников подобных мероприятий, которые сейчас находятся за рубежом, эти законы — предложение не возвращаться, намек на то, что лучше стать политическими эмигрантами, а для тех, кто находится в России — это не намек, а прямое заявление о том, что их участие в выборах нежелательно». Ведь даже сам факт заведения уголовного дела за участие в заграничном семинаре фактически выбивает человека из избирательной кампании…  

На самом деле, продолжает г-н Калачев, «любая политическая активность может стать наказуемой: ставки повышаются перед встречей Путина и Байдена, мы демонстрируем, что суверенитет для нас — главный принцип, на котором строится вся внутриполитическая жизнь, и всякие контакты с нежелательными иностранцами будут пресекаться». К тому же, говорит политолог, как раз ошибками 90-х можно прекрасно всех пугать, рассказывая, как американские инструкторы тогда обучали российских политиков…

Причем пропагандистские заявления о том, что наши общественники сотнями обучаются в Латвии или Литве с Грузией, мало соотносятся с реальной жизнью, считает он: «на самом деле зарубежные семинары и конференции, организованные нежелательными организациями, уже стали эпизодическими, а российские общественники предоставлены сами себе, и постоянно кивать на Запад уже не кажется справедливым».

«Есть внутренние проблемы, есть люди, недовольные этими проблемами, которые находят спонсоров в стране, но для той картины мира, которая рисуется властями, проще всё валить на происки Запада и мировой закулисы, и активистов, действующих здесь не под чьим-то внешним влиянием и чьей-то указке, конечно, лучше изобразить в виде чьей-то пятой колонны». Ведь «если мы исповедуем теорию осажденной крепости, в главные ворота которой уже стучатся Байден с поляками, то должна быть и пятая колонна, и это уже давно стало частью общественной и государственной мифологии»…

Это упрощение картины мира и отрицание субъектности населения, полагает г-н Калачев — «получается, что наши граждане не могут действовать иначе как по указке иностранных инструкторов, и все незаконные акции, беспорядки, пропаганда наркотиков могут быть только привнесены извне».

Политолог Михаил Виноградов тоже считает, что внесенные законопроекты про срок за прослушанную за границей «нежелательную» лекцию, как и другие принятые и ещё принимаемые в последнее время законы, «заведомо предполагают выборочное и произвольное использование, а их цель — вывести за пределы легального поля всех, кого «есть основания подозревать», и ограничить возможности возвращения в Россию активистов Фонда борьбы с коррупцией (признан в России иностранным агентом — «МК».) по сценарию Ходорковского».

К тому же россиянам делается «намек на то, что политическая активность как таковая запрещена — лучше не выходить никуда, ничего не писать в соцсетях, поскольку никто наверняка заранее не знает, что разрешено, а что экстремизм и уголовно наказуемо». Всё это, уверен политолог, «отражает взятый в 2021 году курс на экстремальный сценарий нейтрализации протеста». 

Но тем самым, говорит г-н Виноградов, власть сама создает себе ряд проблем. «Во-первых, значимость протеста завышается, обществу демонстрируется, что протест будто бы несет реальную угрозу действующей системе, хотя на сегодняшний день не несет».

А во-вторых — «протестное движение  — это один из индикаторов общей напряженности в обществе, особенно в крупных городах, и уничтожение градусника само по себе не снимает проблемы и не повышает готовности власти к проявлениям общественного темперамента, а скорее демобилизует и дезориентирует всю систему принятия решений»…

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *