Патриарх Кирилл восхитился «единомыслием» депутатов Госдумы


0
Categories : Политика

"Не знаю — в какой другой свободной стране есть такое единомыслие?" — удовлетворенно заявил патриарх Кирилл, подводя итоги своей встречи с парламентариями, прошедшей в Думе в рамках XXIX Международных образовательных чтений. Вопрос, впрочем, так и остался без ответа.

Фото: Геннадий Черкасов

Тема нынешних чтений: «Александр Невский: Запад и Восток, историческая память народа» (в мае у великого князя — 800-летний юбилей). Понятно, однако, что под единомыслием предстоятель РПЦ имел в виду не только и не столько депутатскую позиции по этому вопросу. Речь идет о куда более широком круге тем — о «высоком консенсусе в Государственной Думе вокруг самых фундаментальных и важных идей».

Уточнять патриарх не стал, но состав сего идейного базиса во многом раскрывают слова спикера Госдумы Вячеслава Володина: «Сегодня нас собрал Александр Невский. Здесь 800 лет спустя мы говорим о его подвиге, но при этом думаем о том, а как дальше будем жить? Вспоминаем его заслуги, но при этом понимаем: врагов меньше не стало. Враги другие. Не с мечом идут, а вторгаются в душу, в умы».

Перед такой угрозой, ясное дело, меркнут все прежние идеологические разногласия. К примеру, лидер коммунистов Геннадий Зюганов, начиная свое выступление, заявил, что посвящает его «раскрытию сути тезиса: Бог прежде всего в правде». А минутой позже фактически повторил известную триаду графа Уварова — «православие, самодержавие народность». Лишь незначительно модернизировав ее.

«Я очень рад, что мы сегодня, проповедуя и отмечая этот юбилей, особый упор сделали на четырех важнейших опорах, на которых стоит наша тысячелетняя держава, — сказал Геннадий Андреевич. — Прежде всего на сильной и умной власти, высокой духовности, чувстве справедливости и народного коллективизма».

Дальше — больше: рассуждая о тысячелетней российской истории, партийный вождь ни разу не помянул ни Октябрьскую революцию с ее непреходящим всемирным значением, ни вождя мирового пролетариата. Зато с большой теплотой отозвался об императоре Александре III, принявшем решение о строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали: «Сильный и мудрый царь».

Правда, Зюганов почему-то никак не отметил Николая II, при котором, собственно, Транссиб и был построен. А ведь для того, чтобы воздать тому должное, имелся, помимо всего прочего, прекрасный календарный повод: 18 мая — день рождения расстрелянного большевиками последнего русского царя. Но не будем требовать от председателя ЦК КПРФ слишком многого. И так, право, было сказано немало.

Такое поступательство принципами было по достоинству оценено спикером: «Могу вам сказать, что с этой трибуны впервые такая оценка прозвучала сегодня — когда Геннадий Андреевич сказал о заслугах нашего государя до революции». Председатель Думы тут же дал объяснение этому духовному преображению: «Ваше святейшество, скорее всего, это вы так действуете свои присутствием. И иерархи церкви. Атмосфера другая».

Однако патриарх не стал присваивать себе чужие лавры: «Я думаю, что это не результат влияния атмосферы, а результат влияния того большого пути, который прошел сам лидер коммунистической партии. И вместе с ним прошла, наверное, и партия».

Да и остальные партии и их лидеры, скажем честно, в последние десятилетия не стояли на месте. Не изменился, пожалуй, лишь Владимир Жириновский. Он все тот же — высоко оценивая «заслуги нашего государя», имеет массу разнообразных претензий к «боярам».

Не изменил себе Владимир Вольфович и на этот раз: и то не так, и это не эдак. Причина же всех неустройств, по его словам, такова: «Однопартийный режим! Один центр, один кабинет. В этом проблема — нужны разные центры. Разные решения, разная мотивировка».

С чем спикер, разумеется, не согласился: «У нас не может быть однопартийности. Это запрещено». К качеству российской политической системы, считает Володин, вопросов нет и быть не может: она «показала свою эффективность». Правда, аргумент в подтверждение этого тезиса привел довольно странный: «Посмотрите: в прошлом году все парламенты европейских стран были на карантине. А Государственная Дума работала!»

Во-первых, далеко не все парламенты в Европе «были на карантине». А, во-вторых, думается, критерием эффективности законодательной власти должно быть что-то другое, нежели трудодни. И уж конечно — не так восхитившее патриарха Кирилла единомыслие. Пусть даже и по самым фундаментальным вопросам.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *