«Будут бить и умеренных»: за что задержали Дмитрия Гудкова


0
Categories : Политика

Что ни говорите, а порядку стало больше, чем прежде. Раньше, бывало, задолжаешь арендную плату за квартиру или нежилое помещение — и что? Ну, поскандалишь с собственником. В крайнем случае дело может дойти до взыскания недоимки через суд. Теперь с этим куда строже. Пример задержанного оппозиционного политика Дмитрия Гудкова — другим наука: плати в срок! Ну а еще — чтобы уж гарантированно уйти от неприятностей — не становись оппозиционным политиком.

Фото: en.wikipedia.org

Дело, выражаясь суконным юридическим языком, возбуждено по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 165 УК РФ: причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в особо крупном размере. Максимальное наказание за такое деяние — пять лет лишения свободы.

Как следует из объяснений адвокатов, речь идет об обязательствах компании ООО «Сектор-2А», руководителем которой была родная тетя политика Ирина Ермилова (также задержана), перед собственником снимавшегося ею помещения — Департаментом городского имущества Москвы. События относятся к 2015–2017 годам.

После того как ДГИ поднял ставку, компания не смогла оплачивать аренду, и договор в итоге был расторгнут. Но за период бесплодных препирательств, предшествовавших «разводу», — все это время компания, оспаривая повышение, продолжала платить по старой ставке — накопился, как считают правоохранители, изрядный неоплаченный долг. Эта-то сумма и инкриминируется фигурантам дела как «причинение ущерба в особо крупном размере».

Позиция защиты строится на том, что «это чисто гражданско-правовые отношения», а Дмитрий Гудков вообще ни при чем. По уверению отца политика, Геннадия Гудкова, ни его сын, ни его соратники (обыски прошли также у бывшего помощника Гудкова Александра Соловьева и начальника гудковского штаба Виталия Венидиктова, оба допрошены в качестве свидетелей) ни имели никакого отношения к компании. Но адвокаты, родственники и соратники — лица, понятно, заинтересованные.

Впрочем, есть и ряд других обстоятельств, разрушающих версию о сугубо хозяйственном, неполитическом характере преследования. Все эти факты, признаем, принадлежат исключительно к разряду косвенных доказательств. Но, как учит нас Уголовно-процессуальный кодекс, важны любые сведения, имеющие значение для уголовного дела.

Итак, важное сведение номер один: Дмитрий Гудков, как уже было сказано, оппозиционный политик. И, что еще более важно, несистемный политик, политик, который не входит ни в какой-либо законодательный орган, ни даже в какую-либо зарегистрированную партию. С таким «счастьем» и на свободе — а также не под следствием и не в эмиграции — это по нынешним временам большая редкость.

Круг таких «бесконвойных» оппозиционеров и прежде был, мягко говоря, неширок, а после задержания Гудкова и Пивоварова вовсе скукожился. Кстати, об Андрее Пивоварове: того взяли под стражу — сняли с самолета в питерском аэропорту Пулково — почти одновременно с Гудковым. Менее чем сутками ранее. Даже у обслуживающих власть пропагандистов и близких к ней политических экспертов не повернулся язык назвать такую синхронность случайностью.

«Поговорим о полном разгроме оппозиции, который происходит на наших глазах», — радостно вещает один из завсегдатаев пропагандистских телешоу. Его компаньон, правда, более скептичен: «Думаю, что слово «полный» мы возьмем пока в кавычки, потому что это только начало полного разгрома. Так просто они не сдадутся».

Того же мнения придерживается директор Института политических исследований Сергей Марков. «В России идет жесткая зачистка майданной политической сети радикальной антипутинской оппозиции, — прокомментировал политолог происходящее в своем Фейсбуке. — Цель этой зачистки — предотвратить организацию массовых беспорядков в России после выборов в Госдуму в сентябре по белорусскому сценарию».

Правда, затем воинственный пыл Сергея Александровича куда-то испарился: следующие посты пронизаны сомнениями в оправданности преследования Гудкова. Мол, участие таких политиков в выборах лишь укрепило бы легитимность и самих выборов, и избранного парламента. Мол, не сажать его надо, а мобилизовать «на службу России».

Короче говоря, сломался Марков — несите другого. Ключом к перемене настроения, возможно, являются слова политолога о «тревоге в кабинетах в Москве после ареста Дмитрия Гудкова», связанной с тем, что Гудков — умеренный и договороспособный политик, бывший депутат Госдумы — является не представителем контрэлиты, а «частью российской реальной элиты». И что это, таким образом, удар «по своим».

«То есть будут бить и умеренных?» — вопрошает Сергей Марков. И вопрос этот, чувствуется, не отвлеченный, не праздный. Да, та часть элиты, беспокойство которой транслирует политолог, страшно далека от оппозиции, пусть даже в наиболее умеренном ее изводе.

Но ведь понятно же, что если поиск «врагов народа» продолжится, то после радикальных и умеренных рано или поздно придет очередь не вполне верных. А степень преданности в таких случаях никогда не бывает достаточной. Равно как и аккуратность в арендных платежах.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.