Эксперт по лжи оценил слова Протасевича о «подставе»


0
Categories : Политика

По белорусскому госканалу показали фильм-расследование, посвященный инциденту с самолетом Ryanair и задержанию Романа Протасевича. Оппозиционер на камеру рассказал о конфликте с коллегой, предположил, что его могли подставить свои. Во время допроса Протасевич держался неплохо: временами усмехался, сидел в расслабленной позе. Мы попросили эксперта по лжи Илья Анищенко проанализировать поведение арестованного.

— Роман Протасевич подозрительно разговорился, — начал профайлер Илья Анищенко. — На первом видео, опубликованном ранее, когда он признавал свою вину, мы видели совсем другого человека. Сейчас он расслабился, четко излагает свои мысли. Держится спокойно и доброжелательно. Абсолютно ничего не скрывает.

— Его речь не кажется заученной?

— Речь явно не подготовленная, признаков заученности нет и лжи не вижу. Идет свободный рассказ с высказыванием своего мнения. Слова он подтверждает жестами, мимикой, интонацией. Особенно когда говорит о том, что его подставили свои. Похоже, он реально так думает. Или до него донесли эту мысль, и он в нее поверил.

Но надо понимать, нам же не продемонстрировали полное видео, где он, возможно, рассказывал абсолютно другое. Сейчас можно сделать вывод, что у Протасевича действительно есть подозрения, что его подставили свои.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»: Протасевич сообщил о конфликте с неким человеком, который был в курсе, каким рейсом оппозиционер полетит из Афин. А дальше рассказал про то, что у него ухудшились отношения с Франаком Вечерко, который является советником Светланы Тихановской. Сам Вечерко обвинения отвергает и считает, что белорусские силовики заставили Протасевича так говорить. Читайте об этом в интервью “Вечерко высказался о подставе Протасевича: “Это слова заложника”.

— Он хотел об этом говорить или его заставили?

— Я не увидел ничего такого, чтобы свидетельствовало о том, что его заставили. Протасевич говорит добровольно, без какой-либо подготовки, высказывает свою версию. Но, повторюсь, возможно, он озвучил и другие версии, которые мы не увидели.

— Протасевич находится в информационной изоляции, не знает, что происходит вне стен СИЗО. Его могли убедить в том, что его подставили?

— Конечно, могли. Судя по его монологу, скорее всего, ему преподнесли версию с подставой и попросили порассуждать самому на эту тему. Могли задать хитрый вопрос: расскажи, что сам об этом думаешь. Вот он и рассуждает.

Но в любом случае, такие мысли у него и действительно есть. Слишком уверенно он говорит, подтверждает слова жестами. Когда вспоминает о том, что отправил сообщение коллегам о слежке, после чего оказался в Минске, то бьет руками по столу — это жест уверенности. За кадром мы слышим смех собеседника, то есть Протасевич говорит с тем, кому доверяет. Никакого давления на него не оказывают.

— Признаки лжи где-то присутствуют?

— Ни в одном эпизоде признаков лжи нет. Он же не выкладывает какие-то секреты, это не допрос в чистом виде, это просто его рассуждения, предположения. Возможно, в нем говорит обида, что его слили.

— Он упоминает Софью Сапегу. Говорит, боялся, что ее арестуют.

— За девушку он, действительно, переживает. Допускаю, что Сапега могла стать предметом торга. Вполне возможно, Протасевичу пообещали, если он станет сотрудничать со следствием, ей смягчат наказание.

— Еще он рассказывал, как вкусно кормят в СИЗО.

— Это тоже правда. Когда я смотрел так называемый допрос, мне поначалу показалось, что Протасевич не подозревает, что его снимают, настолько непринужденно выглядит беседа. Но потом заметил камеру на столе.

— Он много жестикулировал, это о чем говорит?

— Говорит о том, что он чувствовал себя свободно, не зажимался. На протяжении всего допроса, его поведение не менялось.

— Он часто смеется. Это нервный смех?

— Нет, естественный. Первый раз засмеялся, когда говорил, что думал, как его с помпой встретят в Минске — и он на самом деле так думал. Второй раз, когда рассказывал про подставу. К нему пришло понимание, что он оказался лохом и так попался, поэтому смеялся.

— Разве такое поведение свойственно человеку, которому грозит приличный срок?

— Первая паника у него прошла. За это время, наверное, что-то изменилось. Допускаю, ему что-то пообещали, поэтому он расслабился.

— Совсем не допускаете, что все это игра, постановка?

— Нет, не постановка. Уж слишком много эмоций выдал Протасевич — делает паузы, постоянно подкрепляет свою речь руками, так не сыграешь. Весь его допрос правдоподобен. Авторы фильма достигли цели. Большинство зрителей поверят.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *