Кремль начала охранять полярная сова


0
Categories : Общество

Охрана Московского Кремля — миссия особо важная и сложная. На службу могут попасть только лучшие из лучших. Правда, не только люди, но и…птицы. В Кремле есть целая пернатая спецслужба. Ястребы, соколы, ставший уже живой легендой филин Филя. А теперь появился еще и новобранец — полярная сова. Их служба и опасна, и трудна: выслеживать вездесущих хитрых ворон-москвичек и гнать их подальше от кремлевских рубежей. С бойцами самого необычного спецназа познакомился корреспондент «МК».

Полярная сова Буран — новобранец в пернатом спецназе Кремля. Совсем скоро желтые, цвета одуванчика глаза у птицы потемнеют и станут янтарно-рыжими Фото: Татьяна Антонова

Кремлевские птицы — защитники поистине удивительные. На их плечах лежит охрана всех памятников архитектуры, расположенных в периметре Кремля. Ведь к старинным зданиям, башням и даже звездам не только время беспощадно. Их беспрестанно пытаются атаковать стаи ворон. Царапают историческую штукатурку, норовят отковырять себе по кусочку от всего, что под крыло попадется. Новомодные ультразвуковые отпугиватели и шумовые завесы на столичных пернатых хищниц не действуют. Привыкли они к ним. Поэтому и существует в Кремле целая птичья спецслужба. Личный состав — грозные хищники: соколы, ястребы — тетеревятники, филин Филя. Его, кстати,  подумывают даже сделать символом кремлевской орнитологической службы. Уж больно хорош. 

Но для начала о новеньких. Совсем недавно на службу в орнитологическую службу Коменданта Московского Кремля (так кремлевские сокольники именуются официально) заступил невероятной красоты и стати боец — полярная сова Буран. Новобранцу год. Орнитологи говорят, что он совсем еще «зеленый», только привыкает к своей новой миссии в главной резиденции Президента. Откуда прибыл Буран, да и практически все остальные птицы Кремля — тайна.

Кстати, о стоимости птиц орнитологи тоже не распространяются. Но специалисты за периметром кремлевских стен говорят: цена за одного пернатого хищника может иногда сравняться со стоимостью новенького «Майбаха». Так что по всем фронтам эти спецагенты — на вес золота. Вес Бурана, кстати, полтора кило.

Хозяин Бурана — сотрудник орнитологической службы Денис. Хотя, слово «хозяин» здесь не совсем верно. Птицы, — объясняют орнитологи, — по темпераменту и психике сильно отличаются от тех же служебных собак.  Скорее, по своим повадкам, они ближе по повадкам к котам. Как таковой верности и тяги к конкретному человеку в них нет. С кем спокойнее, безопаснее, комфортнее, с тем и предпочтут работать. Обязательно на условиях взаимного уважения.

Совы отлично чувствуют настроение человека. С нервными и злыми общаться не будут Фото: Татьяна Антонова

— Если птице человек не нравится, она просто не станет с ним работать. Отвернется и все. Птицы очень тонко чувствуют настроение. Так что все плохие мысли и эмоции надо оставлять дома. На службу с собой мы их не берем, — раскрывает тонкости работы с пернатым спецназом Денис, — Каждый раз, когда к нам попадают птицы, они проходят период выбраковки. Мы смотрим, приучаем их к человеку, чтобы найти контакт с птицей. Бывает и так, что птица нашим требованиям не подходит, человека не воспринимает, боится.

У новичка Бурана самая необычная служба. Он — приманка для ворон, оперативный работник. Пернатые коренные жительницы столицы в прямом смысле впадают в ступор, когда видят настоящую полярную сову. Примерно как если бы вы, гуляя в окрестностях Биржевой площади, вдруг увидели в фонтане живого носорога. Секунд на десять, а то и на целую минуту вы бы точно затормозили. То же самое происходит и с воронами. Этим замешательством и пользуются сокольники.

— Мы проходим с Бураном на перчатке (это когда птица свободно сидит на руке у хозяина — прим. авт.), либо выпускаем его из окна служебного автомобиля. Ворона видит необычную белую птицу. Она в шоке: как это? Откуда? Полярная сова нетипична для этих мест. Вороны же умные, сразу могут смекнуть: значит, сова либо ранена, либо потерялась. Они начинают кружить над ней стаей, кричать, и в этот самый момент мы выпускаем ястребов, — объясняет Денис.

Ястребы — полная противоположность белоснежной в мелкую рябушку сове. Буран — само спокойствие. Разве что первые пару минут недоверчиво разглядывал незнакомую собеседницу своего хозяина. Но потом даже позволил себя погладить. А вот ястребы по натуре холерики. На руке у орнитологов долго не сидят, иногда нервно покрикивают, дают понять незваным гостям: всем стоять, моя территория!

14-летний ястреб — рабочая лошадка и бравый штурмовик. Настигает ворон и голубей за секунду Фото: Татьяна Антонова

Кстати, в этом году в кремлевской орнитологической службе случилась печальная потеря. Скончалась самка ястреба. Да, в пернатом спецназе дамы тоже служат. Причем покойная прожила целых 25 лет, по ястребиным меркам это уверенное долгожительство. В дикой природе доживают они максимум лет до двадцати.

— Раньше в орнитологической службе Кремля было восемь ястребов. Теперь осталось семь, — рассказывает сотрудник службы Михаил. Он работает с ястребами уже 16 лет. Говорит, на эту необычную службу люди попадают по-разному. Кто после армии идет по контракту, кто с «гражданки». Михаил сам раньше трудился в соколином центре. По образованию, кстати, биолог-охотовед.

— А нет ли идей хотя бы иногда ястребов или соколов брать с собой на охоту, например? Ведь соколиная охота после царя Алексея Михайловича практически оказалась забытой. Может с помощью ваших питомцев ее попробовать возродить?

— Нет, на охоту их брать с собой нельзя, таких идей нет. Дело в том, что птицы привыкают к территории. Если взять ее с собой в другое место, могут начаться трудности, — объясняет Михаил.

Как рассказали орнитологи, в основе расписания у пернатых спецагентов — тренировки. С птицами надо постоянно заниматься. В отличие от тех же собак, они очень быстро забывают полученные навыки. Перерыва в тренировках на месяц достаточно, чтобы птица забыла все напрочь, и пришлось начинать обучение заново. А ведь учить будущих кремлевских бойцов начинают с пеленок.

Бурана, например, строевой подготовке начали обучать с трех месяцев. Тренировки — особенно интересный процесс. В свободный полет птиц не отпускают. Всегда есть риск, что пернатый испугается резкого звука и рванет в неизвестном направлении. Конечно, на лапы или хвост им вешают маячки. Орнитологи признаются: бывало, что птицы улетали. Но их всякий раз возвращали домой. Ну а чтобы свести риск побега к минимуму, есть упражнение, которое отрабатывается постоянно: птица сажается на перчатку к одному сотруднику и затем перелетает к другому. Раз за разом расстояние между людьми увеличивается.

Еще любопытный факт из области птичьей психологии и диетологии: пернатого хищника нельзя перекармливать. И недокармливать тоже нельзя. Сытым работать не будет, и голодным тоже. Так что сотрудники тщательно следят за так называемым рабочим весом. Пусть питомцы будут достаточно голодны для погони за воронами, но и достаточно сыты, чтобы не устроить забастовку. В рационе бойцов пернатого спецназа сплошной протеин. Суточные цыплята, белые лабораторные мыши, перепела. Фрукты, овощи — это все еда не солдатская, птицы такое не любят. 

— Неужели даже никаких вкусняшек не даете им за службу?

— А для них лучшие вкусняшки — это мыши, — смеется Денис.

Доктора у кремлевских птиц свои, с гражданскими ветеринарами служба не работает. Птицам делают прививки, лечат, подтачивают клювы. Корм у питомцев в основном мягкий, так что такая процедура периодически необходима. За здоровьем пернатых спецов тщательно следят. Все же вороны и голуби переносят массу инфекций.

Хотя, как оказалось, война с воронами в Кремле по большей части бескровная. Даже если ястреб ворону нагонит и поймает, есть он ее не будет. Так обучен. Поймал врага — получил поощрение: мышку или цыпленка.

Но погоня и атака — далеко не единственный метод в борьбе с воронами в Кремле. Есть и куда более тонкий прием: манипуляция массовым сознанием. За него отвечает филин Филя.

Филю орнитологи выкормили с младенчества. Сотрудников службы он считает своими родителями Фото: Татьяна Антонова

Десятилетний филин — настоящая живая легенда. Его фотографии висят во многих высоких кабинетах. А выходили и выкормили Филю кремлевские орнитологи сами буквально из яйца. Он и родителей-то своих не знает, считает ими людей. Родился Филя, кстати, 12 апреля, в День космонавтики.

— Филя приехал к нам из московского соколиного центра в Бутово, — поведал орнитолог Алексей, — У пары появилось потомство, и мы решили в качестве эксперимента и расширения видового состава взять на вооружение филина. Наша группа существует с начала 1980-х годов, но филина у нас не было. Подумали, а почему бы и нет. Поместили его в инкубатор. Когда Филя вылупился, выкормили его фаршем из мышей. Мы ему как родители.  

Теперь Филя — мощный красавец. Так и хочется сказать, гора мышц. Но это обманчивое впечатление. На самом деле грозная птица весит всего 2,9 кило. А все остальное — богатое оперение.

Филин Филя — живая легенда Московского Кремля. Ворон отпугивает одним своим грозным видом Фото: Татьяна Антонова

Сейчас птицы линяют и будут продолжать линять до конца лета. Для них этот период — стресс, сравнимый с заживлением ран у человека. Все болит и все вокруг раздражают. Так что ястребов, соколов и сову-новобранца сотрудники на боевой пост не отправляют. Зато Филя всегда в строю. У него роль, как у гамельнского крысолова: он буквально уводит за собой стаи ворон, давя им на психику.

— Когда вороны видят Филю, они предпочитают ретироваться и потом облетают Кремль километра за полтора. Дескать, лучше мы на Болотной площади полетаем. Например, когда проходят какие-то мероприятия, ворон быть не должно. Мы выводим Филю, вороны его видят, устремляются за ним и улетают прочь.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *